MENU
Главная » Статьи » Физика и математика » Мои статьи

Вращение тел в небесной механике.

 

Яндекс.Метрика

Вращение тел в небесной механике.

Фундаментальные законы природы, если они верны, должны выполняться в любой точке мирового пространства. Поэтому законы вращательного движения должны выполняться и на Земле и в космосе. Однако в небесной механике необходимо учитывать специфику движения тел в поле тяготения. Космические объекты, как правило, тела протяженные. Их в еще большей степени, чем  обычные тела нельзя рассматривать как материальные точки. Заменяя реальные физические тела материальными точками можно выявить лишь наиболее общие закономерности, не раскрыв физической сущности явления.

Рис. 3.4.1

На Рис. 3.4.1 графически пояснен физический механизм движения тела по круговой орбите в небесной механике в нашем видении. На нижнюю и верхнюю часть небесного тела действует сила тяготения (Fтн) и (Fтв) соответственно. Очевидно, что нижняя часть тела испытывает большую силу тяготения, чем верхняя за счет разницы расстояний до центра тяготения. Проекции этих сил (Fн) и (Fв) на направление линейной скорости уменьшают инерционную скорость (Vи), причем нижние точки тела будут замедляться сильнее верхних точек. Вместе с силой тяготения это эквивалентно появлению закручивающих сил («момента» сил), который приводит к повороту движения тела в сторону центра тяготения и уменьшению угла (ψ) между вектором линейной скорости и касательной к окружности с текущим радиусом.

В результате общего замедления движения под действием силы тяготения и вследствие этого - уменьшения радиальной составляющей линейной скорости, радиальное удаление тела от центра тяготения в какой-то момент прекращается, после чего начинается движение тела в сторону центра вращения. При этом под действием ускорения тяготения линейная скорость тела начнет увеличиваться. При приближении к центру тяготения на расстояние, соответствующее исходному расстоянию до центра тяготения величина линейной скорости восстанавливается до исходного значения, а направление движения восстанавливается до исходного угла по отношению к касательной к первоначальной орбите. Далее весь процесс повторяется с новой точки исходной орбиты.

Таким образом, прослеживается полная аналогия механизма движения тел в поле тяготения с механизмом движения по окружности обычных тел, связанных с центром вращения связующим телом. Однако есть и отличия, обусловленные заменой силы упругости связующего тела в жестко связанном вращении, силой тяготения в небесной механике.

Связующее тело в жестко связанном вращении механически ограничивает радиальное движение вращающегося тела. Поэтому процесс преобразования движения по направлению в жестко связанном вращении осуществляется на микроуровне. В небесной механике механических ограничений нет. Сила тяготения очень слаба по сравнению с силой контактного взаимодействия. Она не может погасить инерцию линейного движения тела по орбите, т.е. центробежную силу столь же быстро, эффективно и на коротком расстоянии, как это происходит в связанном вращении.

К тому же сила тяготения в отличие от силы упругости связующего тела в жестко связанном вращении с увеличением радиуса вращения не возрастает, а наоборот убывает. По этим причинам между моментами радиального равновесия в нижней и в верхней точке орбиты небесное тело совершает достаточно большой по меркам контактного взаимодействия пробег вдоль орбиты. При этом орбитальный пробег тела (АВ) и (ВС), а та же радиальные колебания (ВД) внутри цикла формирования вращательного движения в небесной механике должны обнаруживаться на макроуровне. Чтобы в этом убедиться установим хотя бы оценочный размер этих величин.

 

Физический смысл девиации в физике.

Если мы внимательно посмотрим на рисунок, то увидим, что (ВД) это есть не что иное, как отклонение от траектории вращательного движения, т.е. девиация вращательного движения. Академическая девиация в произвольном криволинейном движении образуется в классической физике, в том случае, когда точка условно академически сходит со своей траектории и далее какое-то время движется по касательной уже без ускорения с постоянной скоростью, т.е. по инерции. При этом считается, что если бы точка не сходила с траектории, а всё это время двигалась бы с реальным ускорением, то никакого отклонения бы не образовалось. Из этого делается вывод, что абсолютная величина академической девиации равна тому самому расстоянию, которое точка проходит за это же самое время вдоль реальной траектории с реальным ускорением или с реальной средней скоростью, обусловленной реальным ускорением. Это ускорение определяется по известной формуле для пути, пройденного с ускорением (S=а*t2/2), откуда ускорение равно (а = √ (2 * S/t2)).

Причём если без ускорения точка сходит с траектории со стороны её выпуклости, то реальное ускорение в полном соответствии с классической теорией полного ускорения точки, состоящего из тангенциальной и центростремительной составляющей вдоль главной нормали к траектории, должно быть направлено к некой точке со стороны вогнутости траектории. Естественно, что при инерционном отклонении точки от траектории никакого ускорения в сторону самого отклонения не проявляется. Это означает, что академическая девиация не предусматривает центробежной составляющей ускорения, что идеально согласуется с классической теоремой о полном ускорении точки на траектории, а так же с классической моделью вращательного движения, в которой в отсутствие тангенциальной составляющей есть только центростремительное ускорение.

По классической теории ускорение девиации должно совпадать по направлению с вектором, который соединяет отклонившуюся от траектории точку с её бывшим местом на траектории, как если бы это и была сама точка, движущаяся с реальным ускорением. А вот это уже расходится с теоремой о полном ускорении точки на траектории, которая так же неверна, как и определение полного ускорения через академическую девиацию, что будет подробно показано в главе (7.3). Реальная природная девиация проявляется исключительно только в равномерном вращательном движении, и образуется она, как за счёт центробежного и центростремительного ускорения, так и за счёт положительного и отрицательного тангенциального ускорения.

В равномерном вращательном движении, как в небесной механике, так и в связанном вращении тело никогда не отрывается от связи с центром вращения. При этом на этапе образования природной девиации тело активно движется в противоположном от центра направлении, преодолевая при этом вполне реальную обычную силу упругости связующего тела или силу тяготения. А это возможно только за счёт реальной центробежной силы, точнее общего скалярного напряжения взаимодействия, движущегося от центра вращения за счёт инерции материальной точки, с реальным центробежным ускорением (см. гл. 3.2, Рис. 3.2.4). Сами силы, как фиктивные силы инерции, так и обычные силы никуда не движутся. Движутся только взаимодействующие тела, между которыми существует исключительно скалярное напряжение взаимодействия (см. гл. 1.2.1; 3.2).

На этом участке механизма формирования вращательного движения все изменения скорости точки во всех её направлениях происходят за счёт ограниченной инерции её исходного движения в условиях противодействия движению силы упругости связи с центром вращения. При этом сила упругости связи с центром вращения и процесс образования центробежного ускорения естественно приводят к общему замедлению скорости точки, т.е., в том числе и к отрицательному тангенциальному ускорению. Как только скорость исходного движения под действием центробежной силы (см. гл. 3.2, Рис. 3.2.4) в условиях уменьшающейся инерции движения точки разворачивается перпендикулярно радиусу, первый этап природной девиации, на котором происходит удаление тела от круговой траектории заканчивается.

Далее начинается второй этап природной девиации, на котором природное отклонение точки от траектории ликвидируется, т.е. точка возвращается на усреднённую круговую траекторию. На этом этапе природной девиации сила упругости связи преобладает над уменьшившейся на первом этапе инерцией точки. Это приводит не только к образованию центростремительного ускорения, но и к положительному тангенциальному ускорению. При этом общая скорость точки естественно растёт.

Механизм изменения скорости по величине и направлению во вращательном движении принципиально аналогичен механизму отражения (см. гл. 3.2; 3.3). Поэтому в природной девиации среднее центробежное и среднее центростремительное ускорение, а так же среднее тангенциальное ускорение в обоих направлениях, точно так же, как ускорение при падении и отражении точки, равны по абсолютной величине. Следовательно, при возвращении точки на круговую траекторию, её абсолютная скорость полностью восстанавливается до величины исходной скорости, которую точка имела в начале образования природной девиации.

После восстановления скорости по абсолютной величине полное ускорение её изменения во всех направлениях естественно равно сумме средних значений центробежного и тангенциального ускорения на первом её этапе при движении от центра вращения и центростремительного и тангенциального ускорения на втором этапе при движении к центру вращения. Иначе точка никогда не вернётся на усреднённую на макроуровне круговую траекторию равномерного вращательного движения, а её скорость никогда не восстановится до исходного значения, т.е. никакого равномерного вращательного движения просто не получится.

Таким образом, природная девиация образуется за счёт механизма формирования равномерного вращательного движения. При этом полное ускорение природной девиации это и есть среднее обобщённое ускорение равномерного вращательного движения, состоящее из суммы средних значений центробежного и тангенциального ускорения на первом её этапе при движении от центра вращения и центростремительного и тангенциального ускорения на втором этапе при движении к центру вращения.

В академической девиации точка удаляется от траектории по инерции, т.е. без ускорения. При этом для того чтобы полное ускорение академической девиации соответствовало бы по абсолютной величине ускорению полной природной девиации, академическая девиация должна быть чуть меньше удвоенной природной девиации, т.к. в академической девиации учитывается только время удаления от траектории в один конец с постоянной скоростью, которая естественно больше средней скорости природной девиации в оба конца. Поскольку при полном отрыве точки от связи с центром вращения вернуть её на траекторию будет просто нечем, то считается, что в реальной действительности точка не сходит с траектории, т.е. в реальной действительности девиации якобы нет – это всего лишь академический приём. При этом удерживать её на траектории может только ускорение, направленное внутрь области, расположенной со стороны вогнутости траектории.

Однако при наличии в природе явления инерции материальная точка просто физически не в состоянии строго и безотрывно следовать вдоль траектории на её поворотах. Это означает, что природная девиация в природе реально существует. При этом поскольку ускорение, рассчитанное через академическую девиацию, в точности соответствует действительности, что многократно проверено на практике через центростремительную силу упругости связи, то в природе ускорение равномерного вращательного движения должно обязательно проявляться в оба конца природной девиации, как в радиальном, так и в тангенциальном направлении. То есть центробежное ускорение в природе реально существует, иначе никакого соответствия ускорения, определённого через академическую девиацию, реальному ускорению равномерного вращательного движения по абсолютной величине, а так же силе упругости не будет.

Таким образом, академическая девиация фактически подтверждает нашу версию механизма формирования равномерного вращательного движения, в каждом цикле девиации которого полное ускорение равно нулю. И лишь как энергетическая характеристика механизма формирования равномерного вращательного движения центростремительное ускорение равно не нулевому среднему по абсолютной величине ускорению всех разновеликих и разнонаправленных ускорений равномерного вращательного движения на уровне его физического механизма.

В классической же физике из академической девиации сделаны совершенно неверные выводы о наличии живого физического и исключительно только центростремительного ускорения в равномерном вращательном движении. В реальности академическая девиация показывает только абсолютную величину относительного ускорения геометрического расхождения прямолинейного инерционного движения точки вдоль касательной и не имеющего ускорения такого же в принципе инерционного равномерного движения точки по окружности. Направление такого относительного академического ускорения зависит только от выбора системы отсчёта либо на касательной, либо на окружности, что не имеет никакого отношения к реальному механизму формирования равномерного вращательного движения. Следовательно, классическая модель равномерного вращательного движения не верна.

Хотя среднее обобщённое ускорение огромного количества разнонаправленных ускорений, каковым является академическое центростремительное ускорение, естественно не может отражать ускорение реального мгновенного физического ускорения, в главе (3.2; 3.3) мы подробно обосновали причины, по которым центростремительное ускорение в классической физике направлено исключительно только на центр вращения. Главная из этих причин связана с субъективным позиционированием силы по отношению к ускоренному движению вообще.

Это позиционирование таково, что направление обычных сил исключительно субъективно - условно связывают с самим ускоренным движением в направлении разрядки скалярного силового напряжения, а по сути дела с направлением скорости ответного тела, которое и вызывает это взаимодействие и его скалярное напряжение. А с позиционированием наибольшего напряжения взаимодействия, которое всегда остаётся за кормой этой разрядки и за кормой самого ускоряемого тела, так же условно субъективно связывают направление фиктивных сил инерции.

И то и другое есть именно искусственная субъективная оценка направления силы, т.к. физически ни сила, ни ускорение не имеют направления. По мере превращения (преобразования) напряжения в движение, само напряжение тут же исчезает, что и лежит в основе явления инерции (см. гл. 1.2.1). А фиктивная сила инерции и вполне эффективная обычная сила это фактически одно и то же - скалярное напряжение взаимодействия. А раз оно одно, то двигаться оно вместе с материей ускоряемого тела относительно опорного тела может только в одном направлении, с которым и связывают условно обычные силы. Естественно, что при этом то же самое напряжение в той же самой системе отсчёта не может двигаться в противоположном направлении. Однако напряжение при не этом никуда не девается, что условно связывают с фиктивными силами инерции.

Только одно свойство материи можно связать с вектором направления без ущерба для физического смысла взаимодействия. Это движение (скорость). Хотя и это условно. Это тоже наша исключительно субъективная оценка направления движения. Природе нет никакого дела до того, что относительно чего движется и до наших векторов вообще, в том числе и для скорости движения. Это всего лишь наши абстрактные вспомогательные академические приёмы, удобные и полезные для нашего же собственного абстрактного понимания природы и распространения этих абстрактных знаний между собой. А абстрактными они являются именно потому что все наши знания о природе всегда были и будут лишь нашими субъективными представлениями, вырванными из общего контекста природы в виде упрощённых моделей.

В природе всё взаимосвязано кошмарным количеством миллионов связей, у которых нет приоритетных направлений ни в пространстве, ни в материи. А наши знания о природных процессах и явлениях - это всего лишь местная кусочная аппроксимация наших субъективных представлений о них. Но это и есть не что иное, как абстракция, т.е. отдельные понятия, отвлечённые от целого. Абстракции помогают нам понять сложные природные процессы, разбивая их на более простые задачи. Однако нужно всегда понимать место и смысл академических абстракций в рассматриваемых явлениях. Иначе они из полезных приёмов познания действительности превратятся в тормоз познания, что и случилось в частности с академической девиацией и вообще с силами в классической физике.

У силы вообще нет самостоятельного положения в пространстве, она расположена не в пространстве, а в материи, вернее сила есть свойство материи, определяющее тесноту, которое одинаково распространяется на всю материю, окружающую точку взаимодействия во всех направлениях, но не на пространство. Однако, превратившись в движение, сила тут же исчезает, как сила. Остаётся только то напряжение, которое ещё не превратилось в движение или, наоборот, только-что превратилось из движения. Поэтому наделение сил якобы неотъемлемым от них вектором направления это, как раз и есть тот самый случай, та самая неправильно понятая в классической физике абстракция, которая только вредит нашему пониманию природы. Точно так же и с ускорением. Это всего лишь количественный скалярный коэффициент изменения скалярного напряжения (см. гл. 1.2.1).

Во вращательном движении центр наибольшего напряжения (давления) находится всегда с внешней стороны вращающегося тела, т.к. линейная скорость, которая и подвергается изменению во время вращения, всегда наибольшая с внешней наиболее удалённой от центра стороны вращающегося тела. Поэтому силу и ускорение во вращательном движении классическая физика всегда академически направляет к центру вращения, а перегрузка, т.е. инерция вращательного движения уже совсем не академически, а вполне реально ощущается снаружи.

При этом в первом полуцикле для каждого отдельного элемента тела, ускоряемого за счёт механизма инерции поэлементной поддержки в сторону от центра вращения, перегрузка направлена на центр. Но для всего тела в целом она ощущается и реально расположена (действует) с внешней стороны, т.к. в середине цикла, т.е. в верхней его точке она наибольшая. Во втором подуцикле перегрузка для отдельных элементов и всего тела в целом совпадает, и по прежнему расположена снаружи. При этом равновесие в поворотных точках цикла вы не почувствуете, т.к. оно на очень короткое время наступает только для каждого отдельно взятого элемента тела.

Одинаковая или почти одинаковая длина академической девиации в один конец и суммарная длина природной девиации в оба конца может быть только в небесной механике, в которой отсутствует или почти отсутствует остаточная деформация связующего тела (эфира). В жестко связанном вращении большая часть силы, определяющей академическое центростремительное ускорение, в значительной степени определяется статическим напряжением остаточной деформации. То есть центростремительным ускорением классическая физика фактически оценивает не активное приращение движения, а статическое напряжение равномерного вращательного движения. Это и делает его исключительно энергетической характеристикой равномерного вращательного движения, не имеющей никакого направления.

По этой же причине природная девиация в жестко связанном вращении несопоставимо меньше академической девиации. Однако поскольку бОльшая сила предполагает и в такой же степени большее ускорение и соответственно меньшее время образования и ликвидации природной девиации, то академическая девиация в любом случае позволяет достоверно определить ускорение точки на траектории, но только исключительно по абсолютной величине. Для дальнейшего понимания механизма формирования равномерного вращательного движения необходимо помнить о месте этой абстрактной академической девиации в этом механизме.

Таким образом, академическая девиация, как минимум, вовсе не подтверждает классическую модель вращательного движения. Это всего лишь абстрактная академическая математическая модель, отвлечённая от реальной действительности, которая выхватывает из реальной действительности только отдельные видимые характеристики общей кинематики вращательного движения. В лучшем случае академическая девиация даёт только общее неполное представление о действительности. Но при этом ошибочные выводы, которые классическая физика сделала из этой общей и потому неполной абстрактной модели, почему-то возводятся ей в ранг истины в последней инстанции.

В природе в естественном виде девиация проявляется только в равномерном вращательном движении. Действительно, достоверно вернуть отклонившуюся точку на своё место на траектории можно только с усреднённым постоянным ускорением, как самой точки, так и её места на траектории. Иначе попадания не произойдёт. При этом будет постоянной и средняя скорость криволинейного движения. А это есть не что иное, как параметры равномерного вращательного движения. Единственное же, хотя и абстрактное усреднённое направление, по которому можно направить усреднённое ускорение - это главная нормаль к усреднённой траектории, т.к. она и есть средняя ось симметрии между двумя зеркально симметричными этапами природной девиации или цикла формирования равномерного вращательного движения.

Таким образом, применение понятия девиации к определению полного ускорения точки даже произвольного криволинейного движения принципиально сводит ускорение произвольного движения к центростремительному ускорению равномерного движения точки по вписанной окружности.

В главе 7.3 будет показано, что все до одной классические теоремы о полном ускорении точки на траектории, а таких теорем не менее четырёх, не имеют физического смысла. В реальной действительности полное ускорение точки, хотя и условно академически, но вполне достоверно определяется центростремительным ускорением вписанной окружности; нашей версией теоремы о сложении ускорений Кориолиса с нашей версией явления Кориолиса; а так же естественной природной девиацией, т.к. всё это принципиально одно и то же и совершенно естественно сводится одно к другому.

***

А теперь перейдём непосредственно к нашим расчётам. Девиация определяется по формуле пути, пройденного с ускорением:

S = а * t2 / 2

Нам осталось только оценить время полуцикла (1-2). Это мы можем сделать пока только интуитивно. Наверное, для того чтобы развернуть спутник, движущийся с первой космической скоростью (V1 = 7,9 км /с) на некоторый угол (ѱ), синус которого равен (sin(ѱ) = Vи / Vв), понадобится, на наш взгляд, никак не менее секунды. Выбора у нас пока нет, поэтому для оценочного расчёта пусть будет 1 секунда.

Тогда:

S = 2 * ВД = а * t2 / 2 = 5 [м]

Отсюда:

ВД = S / 2 = 2,5 м

Угол (ѱ) по нашему рисунку примерно равен 450. При этом пробег спутника (АВ) за одну секунду вдоль реальной траектории в полуцикле примерно равен:

АВ = Vи * t = 7900 [м]

Рассчитаем скорость (Vд) из прямоугольного треугольника (ВАЕ):

Vд / Vи = sin 450

Vд = Vи * sin 450 = 5586 м /с

Как видно это вполне поддающиеся измерению величины! Даже если мы ошиблись со временем реального ускоренного геометрического приращения (ВД) в сторону завышения в 100 раз, т.е. в небесной механике существует некоторое реально ощутимое остаточное напряжение эфирной среды, то (ВД) и (АВ) не перестанут быть величинами доступными для измерения современными средствами:

ВД = S / 2 = а * t2 / 4 = 0, 00025 [м]

АВ = V1 * t = 7900 * 0,01 = 79 [м]

Однако по нашему мнению одна секунда это даже заниженное значение времени. Вполне вероятно, что время образования естественной девиации составляет порядка (2-х) секунд. Тогда:

ВД = S / 2 = а * t2 / 4 = 10 [м]

АВ = V1 * t = 7900 * 3 = 23700 [м]

Осталось выполнить соответствующие измерения на орбите, что вполне доступно современной науке, и тогда наша модель вращательного движения будет или подтверждена или опровергнута. А пока таких измерений нет, данные приведённого оценочного расчёта будем считать гипотезой, ожидающей своей проверки.

В жестко связанном вращении центростремительное ускорение в значительной степени характеризуется статическим напряжением остаточной деформации связующего тела. Поэтому рассчитать геометрические размеры параметров его цикла достаточно сложно. Тем не менее, такие величины так же доступны для измерения современной науке. Только никто и никогда этим не занимался, т.к. всех устраивает классическая абстрактная модель вращательного движения.

***

Как было показано выше форма траектории движения обычных тел, связанных с центром вращения связующим телом зависит от добротности вращающейся системы. Наиболее стабильным является движение по круговой траектории, которое соответствует наибольшей добротности вращающейся системы. В небесной механике форма орбиты также зависит от добротности вращающейся системы. Однако  в отсутствии связующего тела добротность вращающейся системы в небесной механике определяется не жесткостью связующего тела, а степенью соответствия начальной линейной скорости движения, требуемой линейной скорости движения по круговой орбите для каждого фиксированного расстояния до центра тяготения.

Чем больше начальная линейная скорость движения небесного тела соответствует линейной скорости движения по круговой орбите на данном расстоянии до центра тяготения, тем выше добротность вращающейся системы в небесной механике и наоборот. Для Земли скорость движения по круговой орбите в непосредственной близости от её поверхности соответствует первой космической скорости и равна 7,9 км/с. Движение по орбите со скоростью, отличающейся от расчётной скорости движения по круговой орбите, имеет более низкую добротность. При начальной скорости движения у поверхности Земли больше первой космической (но не более 11,2 км/с для Земли) тело будет двигаться по эллиптической траектории. Наконец при некоторой исходной скорости тело может полностью преодолеть силу тяготения. Это вторая космическая скорость, которая у поверхности Земли составляет 11,2 км/с.

Расчётная скорость круговой орбиты определяется массами взаимодействующих небесных тел и квадратом расстояния между ними. Из закона всемирного тяготения следует, что ускорение свободного падения не зависит от массы падающего тела. Однако, на наш взгляд, это выполняется только для несопоставимых по величине масс, когда (М>>m). Для соизмеримых масс (М=m) величина силы тяготения на одном и том же расстоянии между телами, возможно, будет отличаться от величины силы тяготения между несоизмеримыми массами, что может быть обусловлено зависимостью гравитационной постоянной от соотношения масс взаимодействующих тел при одном и том же значении их произведения. Если это так, то ускорение свободного падения также зависит от соотношения масс взаимодействующих тел. С уменьшением соотношения масс гравитационная постоянная, по нашему мнению, должна уменьшаться. Она так же должна уменьшаться и при сопоставимых, но очень малых по сравнению с небесными телами массах.

Предлагаемый механизм вращательного движения может в виде гипотезы ответить на вопрос, почему в космосе за редким исключением стабильные орбиты имеют в основном крупные небесные тела. По нашему мнению, это происходит, потому что  для малых объектов из-за малых размеров действие силы тяготения на дальние и ближние от центра тяготения точки мало различается по величине. В результате возникновение поворотного момента сил затруднено и действие его не достаточно эффективно. При  недостаточном повороте линейная скорость малых  небесных тел более эффективно гасится силой тяготения, как во вращающихся системах с низкой добротностью, и небесные тела, в конце концов, падают к центру тяготения, либо удаляются от центрального тела безвозвратно, если их начальная скорость достаточно велика.

На этом специфика вращательного  движения в небесной механике не заканчивается. Поворот обычных тел относительно собственного центра масс в процессе движения по окружности происходит в условиях механического ограничения со стороны связующего тела. В результате поворот тела движущегося по круговой орбите составляет один оборот вокруг собственной оси на один оборот вокруг центра кругового движения. В небесной механике движущееся по орбите небесное тело не имеет жесткой связи с центром тяготения, т.е. не имеет никаких ограничений при вращении вокруг собственной оси. Поэтому поворотный момент сил тяготения, по-видимому, может привести к вращению небесных тел вокруг собственной оси в направлении движения по орбите (в прямом направлении) с большей угловой скоростью, чем угловая скорость движения тела по орбите, что, по всей видимости, может привести к дестабилизации орбитального движения.

Собственное вращение тела увеличивает орбитальную скорость удаленных от центрального тяготеющего тела точек движущегося по орбите тела, где сила тяготения сказывается меньше и уменьшает орбитальную скорость нижних точек, где сила тяготения сказывается сильнее. В результате собственное вращение небесных тел может привести к снижению их орбиты и медленному падению на центральное тяготеющее тело, т.к. удаление от центрального тяготеющего тела верхних точек, движущегося по орбите тела, не может скомпенсировать падения на центральное тело нижних его точек.

Все планеты Солнечной системы и само Солнце вращаются в одном и том же (прямом) направлении. Так же вращаются и большинство спутников за исключением группы малых спутников Юпитера (VIII, IX и XII), спутник Феб Сатурна и Тритон Нептуна. Они имеют не прямое, а обратное вращение. Но это скорее исключение требующее специальных исследований. Свое вращение большинство тел Солнечной системы, конечно же, получили не в результате захвата одного небесного тела другим, а в ходе образования Солнечной системы, которая, по-видимому, образовывалась из единого вращающегося газового облака. В результате все небесные тела и орбиты закручены в одну сторону. Во всяком случае, прямое вращение не противоречит механизму вращательного движения.

Собственное вращение небесных тел, движущихся по орбитам относительно центрального тяготеющего тела, может привести к дестабилизации Солнечной системы. Однако существует и обратный процесс, противодействующий падению тел на центральное тяготеющее тело. Скорость обтекания эфирным потоком верхней части вращающегося в прямом направлении тела вокруг собственной оси выше, чем скорость обтекания нижней части тела, т.к. линейная скорость верхних точек тела направлена навстречу общему потоку эфира, возникающему при круговом движении, а линейная скорость нижних точек совпадает с направлением потока.

Кроме того линейная скорость верхней части тела, движущейся по внешней орбите выше чем линейная скорость нижней части тела, движущейся по внутренней орбите в силу разных радиусов вращения верхней и нижней частей небесного тела. При этом градиент давлений эфира направлен против силы тяготения и создаёт дополнительные условия для удержания тела на орбите, противодействуя силе тяготения, не скомпенсированной силой инерции движения тела по орбите из-за собственного вращения тела. Поэтому стабильность движения небесных тел по орбитам зависит от соотношения этих сил.

Для небольших небесных тел из-за малого диаметра, беспорядочного вращения и неправильной формы воздействие мировой среды, по-видимому, неэффективно, поэтому в указанном противодействии побеждают силы тяготения. В результате малые тела быстрее снижаются к центральному тяготеющему телу. Но это лишь гипотеза. В современной науке этот вопрос остается открытым.

Таким образом, движение небесных тел зависит от множества факторов, что в некоторых случаях приводит к отклонению от закона всемирного тяготения Ньютона, который применим в основном для математических материальных точек и усреднённому для тел любой массы взаимодействию между собой через посредничество мировой материальной среды. Однако это посредничество зависит, как от соотношения масс, так и от их абсолютной величины, т.к. зависимость изменения мировой материальной среды от этих факторов, по всей видимости, не линейная.

Когда французский математик Анри Пуанкаре попробовал исследовать стабильность планетной системы, опираясь лишь на законы Ньютона, он был поражен. Получалось, что Солнечная система была нестабильна и в самой основе своей хаотической. Одним из объяснений причин нестабильности и отклонения движения небесных тел от законов всемирного тяготения может быть пренебрежение теорией реальными размерами тел и замена их математическими материальными точками. К сожалению, в научной литературе этот вопрос не достаточно освещен, хотя задуматься есть над чем.

Подробнее см. А. А. Астахов "Физика движения", глава 3.4; 12.4

Категория: Мои статьи | Добавил: aaa2158 (12.11.2015)
Просмотров: 298 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar