MENU
Главная » Статьи » Физика и математика » Мои статьи

Три причины названия "центростремительное ускорение".

 

Яндекс.Метрика

Три причины названия "центростремительное ускорение".

Существуют три основные причины, по которым, на наш взгляд, ускорение вращательного движения в классической физике ассоциируют именно с линейным центростремительным ускорением, направленным на центр вращения.

 

Во-первых: во вращательном движении происходит отклонение траектории прямолинейного движения тела в сторону центра вращения.

Однако отклонение в сторону центра вращения в плане общей кинематики ещё не означает движения непосредственно на центр вращения. Физическое центростремительное ускорение действительно проявляется во вращательном движении. Однако, как показано выше, оно периодически сменяется таким же по величине центробежным ускорением.

Таким образом, радиальное ускорение вращательного движения с одинаковыми основаниями можно считать как центростремительным, так и центробежным ускорением. В классической модели вращательного движения за направление ускорения принимается по сути дела одно из равноправных радиальных направлений, в котором проявляется нормальная проекция реального мгновенного ускорения вращательного движения, что является одним из противоречий классической модели вращательного движения.

Активная сила упругости связующего тела, безусловно, является одной из причин изменения направления прямолинейного инерционного движения. Однако, как показано выше, среднее геометрическое ускорение вращательного движения равно нулю. При этом, поскольку активная сила упругости по фазе изменения направления всегда опережает силу инерции, то, несмотря на отсутствие реального геометрического ускорения во вращательном движении в целом, результирующая сила неизменно отклоняется в сторону центра вращения, формируя общую макро кинематику вращательного движения.

Иными словами в случае равновесия двух противодействующих сил, разнесённых по фазе (по времени), движение всегда осуществляется в сторону силы,  действующей последней. В этом легко убедиться в простом эксперименте. Пусть на тело действуют две равные по величине, но противоположные по направлению силы. При этом в соответствии с первым законом Ньютона тело находится в покое. Теперь уберём одну из сил с тем, чтобы восстановить её через некоторое время. Тело начнёт движение под действием оставшейся неуравновешенной силы. Как только противодействие восстановится, тело остановится. Из этого следует, что состояние движения определяется последней действующей по времени силой.

Во вращательном движении последней по времени всегда действует центростремительная сила упругости, т.к. прямолинейное движение преобразуется во вращательное движение путём захвата тела, движущегося изначально (до захвата) прямолинейно. При этом при равенстве  центробежных сил инерции и центростремительных сил, разнесённых по фазе, траектория равномерно отклоняется в сторону центра вращения. Если оборвать связующее тело, последней по времени будет сила инерции. При этом вращательное движение вновь преобразуется в прямолинейное движение.

Тем не менее, в реальной действительности только центростремительное ускорение в отличие от центробежного ускорения и тангенциальных ускорений в прямом и обратном направлении имеет реальное практическое подтверждение, заключающееся во вполне ощутимом и поддающемся измерению проявлении центростремительной силы. Это самая весомая причина, по которой ускорение вращательного движения в классической физике ассоциируют именно с линейным центростремительным ускорением, направленным на центр вращения.

Итак, во-вторых: ускорение направления ассоциируют с центростремительным ускорением в связи с перегрузкой, направленной вдоль вектора центробежной силы от центра вращения.

Перегрузка это нарушение внутреннего равновесного состояния физических тел под воздействием внешней силы. Количественную оценку перегрузки в современной физике связывают с ускорением, за счет которого и происходит нарушение внутреннего равновесного состояния физических тел. Если элементарные носители массы физического тела под воздействием внешней силы одновременно приобретают одинаковые ускорения, то нарушения структуры тела не происходит и для физического тела в целом перегрузка отсутствует. В этом случае если не принимать во внимание энергетические затраты на движение самого источника силы, то для физического тела в целом осуществляется по сути дела псевдо без инерционное движение с любым ускорением.

Таким образом, одним из условий образования перегрузки является несинхронное ускорение структур, образующих физическое тело. Однако даже в этом случае перегрузка может не обнаруживаться, если на тело воздействует очень кратковременное ускорение, при котором существенного нарушения структуры тела не происходит. Следовательно, вторым и третьим важнейшим условием образования перегрузки является время ускоряющего воздействия и величина ускорения.

Во вращательном движении небесных тел, связанных между собой силой тяготения перегрузка, как известно не проявляется, т.к. сила тяготения, и сила инерции имеют одну природу и воздействуют на физическое тело на уровне элементарных носителей массы, т.е. на все массовые элементы одновременно. Как известно, сила тяжести внешне проявляется только в том случае, когда силе тяготения препятствует не сила инерции, а внешняя сила. То же самое можно сказать и о силе инерции. Она проявляется только тогда, когда инерционному движению препятствует локальная внешняя сила, но не сила тяготения, которая так же, как и сила инерции одновременно действует на каждый элемент массы. Именно так и происходит в связанном вращении, когда внешняя сила упругости связующего тела препятствует силе инерции вращающегося тела.

Что касается, направления на центр вращения классического центростремительного ускорения, да и вообще направление всякого ускорения, то кроме указанного выше недостатка классической векторной геометрии, это так же обтянется ограниченными классическими представлениями об общем для любого взаимодействия скалярном напряжении, в виде двух абстрактных векторов сил. В главе (1.2.1) показано, что напряжение взаимодействия всегда есть величина скалярная. При этом за направление силы и соответственно ускорения ускоряемого тела, которые по своей природе есть величины скалярные, субъективно принимается направление скорости ответного тела.

Нарастающее напряжение (давление) всегда развивается от центра взаимодействия, т.е. с противоположной стороны ускоряемого тела и разряжается к передней части тела. При этом начала стрелок векторов силы и ускорения располагают в центре взаимодействия (в центре наибольшего давления), а саму стрелку в противоположной стороне. Но поскольку само наибольшее давление находится в начале стрелки, то реальная перегрузка всегда направлена против прямой силы и ускорения. Это и есть стрелка фиктивной силы инерции, которая указывает на максимальное давление (напряжение).

При этом оказывается, что вектор перегрузки в классической физике всегда направлен против вектора ускорения и совпадает со стрелкой силы для ответного тела (для ускоряемого тела это фиктивная сила инерции). Однако это всего лишь не более, чем академическая условность, которая в отсутствие правильных представлений о природе силы и ускорения, а так же о природе движения и преобразования напряжение-движение и гибком их условном отображении, является скорее вредным чем полезным для физики.

Во вращательном движении центр наибольшего напряжения (давления) находится всегда с внешней стороны вращающегося тела, т.к. линейная скорость, которая и подвергается изменению во время вращения, всегда наибольшая с внешней стороны. Поэтому силу и ускорение во вращательном движении классическая физика академически всегда направляет к центру вращения, а перегрузка вращательного движения уже совсем не академически, а вполне реально ощущается снаружи.

При этом в первом полуцикле для каждого отдельного элемента тела, ускоряемого за счёт механизма инерции поэлементной поддержки в сторону от центра вращения, перегрузка направлена на центр. Но для всего тела в целом она ощущается и реально расположена (действует) с внешней стороны, т.к. в середине цикла, т.е. в верхней его точке она наибольшая. Во втором подуцикле перегрузка для отдельных элементов и всего тела в целом совпадает и по прежнему расположена снаружи. При этом равновесие в поворотных точках цикла вы не почувствуете, т.к. оно на очень короткое время наступает только для каждого отдельно взятого элемента тела.

Поскольку к ощутимой перегрузке приводят только длительно воздействующие большие ускорения, то кратковременная динамическая перегрузка вращательного движения, как в тангенциальном, так и в нормальном направлении на макроуровне практически не обнаруживается. Основным фактором, приводящим к перегрузке во вращательном движении, является, очевидно, статическая перегрузка (напряжение), которая проявляется в радиальном направлении под действием постоянной составляющей силы упругости, накопленной в остаточной деформации связующего тела.

Точно так же, например, существует сила тяжести в поле тяготения Земли, количественно характеризующаяся ускорением свободного падения в отсутствии какого-либо реального движения в сторону центра Земли, когда тело покоится на неподвижной опоре. Поэтому говорить о центростремительном ускорении, как о причине связанного вращательного движения это всё равно, что говорить об ускорении тяготения, как о причине неподвижности тела, находящегося на опоре. Или как о причине равномерного движения этого же тела по круговой орбите.

И в том, и в другом случае сила тяготения к состоянию движения тела не причастна именно потому, что она причастна к равновесию сил, в котором она нейтрализуется. В первом случае она нейтрализуется силой реакции опоры, а во втором случае центробежной силой. Ну, а почему во втором случае тело при полном равновесии всех сил всё-таки движется по окружности, мы отмечали в первом пункте. Это вызвано тем, что последней по времени действует (имеет преимущество над центробежной силой инерции) сила тяготения.

Поскольку кратковременная динамическая перегрузка не выходит за уровень существенного нарушения макроструктур вращающегося тела (если вдруг), то реально обнаруживаемая или реально фиксируемая во вращательном движении статическая перегрузка, вызванная статическим напряжением остаточной деформации, должна быть меньше, чем перегрузка эквивалентная расчётному значению центростремительного ускорения.

И только на начальном этапе образования вращательного движения, когда частота колебаний невелика, а их амплитуда достаточно большая, перегрузка соответствует реальной текущей напряженности связующего тела. Этот теоретический вывод легко может быть проверен экспериментально, и если официальная наука проведёт такой эксперимент, и он окажется положительным, то это подтвердит нашу модель вращательного движения.

В-третьих: ускорение направления ассоциируют с центростремительным ускорением в связи с ошибочной концепцией классической физики об изменении скорости под действием нормального ускорения только по направлению, без изменения её абсолютной величины.  

В классической физике считается, что линейная скорость равномерного вращательного движения не претерпевает никаких изменений по абсолютной величине. Однако любое изменение направления связано, прежде всего, с изменением абсолютной величины скорости движения. Мы неоднократно поясняли это на примере механизма отражения, но это же можно показать и непосредственно с помощью векторной геометрии на примере разностной диаграммы двух одинаковых по абсолютной величине, но разных по направлению векторов. Именно по разностному вектору и определяют в классической физике нормальное центростремительное ускорение, которое якобы изменяет скорость только по направлению. В реальной действительности даже классический разностный вектор показывает, что нормальное ускорение никогда не возникает одно, без сопровождения тангенциального ускорения.

На Рис. 3.3.8 разностный вектор между векторами (V1) и (V2) для наглядности разбит на две части (∆V1) и (∆V2) соответственно. На первом этапе вектор (∆V1) направлен под острым углом к исходному вектору (V1). При этом совершенно очевидно, что две его составляющие нормальная (∆V1n) и тангенциальная (∆V1τ) приводят к изменению исходного вектора (V1), как по величине в сторону его уменьшения, так и по направлению. В результате исходный вектор (V1) принимает величину и направление вектора (V2).

Рис. 3.3.8

В точке (А) разностный вектор (∆V2) направлен перпендикулярно исходному для него вектору (V2). Поэтому в первое мгновение он формально математически изменяется только по направлению. Однако как только его направление изменится на любую сколь угодно малую величину, разностный вектор (∆V2) образует, как нормальную, так и тангенциальную проекции по отношению к вектору (V2) с той лишь разницей, что теперь тангенциальная проекция (ΔV2τ) совпадает с направлением вектора линейной скорости, что приводит к его увеличению.

Пока изменение вектора (V2) по направлению незначительно нормальная и тангенциальная проекция разностного вектора (∆V2) невелики. Поэтому для наглядности схема сложения скоростей показана в точке (А1) для вектора (V3), где вектор (V1) имеет максимальное отклонение по направлению. Однако поскольку схемы движения на этих двух этапах зеркально симметричны, то после изменения вектора (V2) до вектора (V3), абсолютная величина вектора (V2) восстанавливается до величины исходного вектора (V1 = V3).

Таким образом, при изменении вектора скорости по направлению его абсолютная величина может оставаться неизменной за счёт одинаковых по величине, но разных по направлению тангенциальных ускорений, образующихся при сложении исходного вектора с разностным вектором. Однако, как показано выше, преобразование вектора линейной скорости по направлению в любом случае происходит через преобразование его абсолютной величины.

В реальном вращательном движении исходная скорость (V1) так же сначала уменьшается до скорости (V2), соответствующей середине цикла преобразования движения по направлению, а затем вновь увеличивается до значения (V1 = V3) в конце цикла. Отличие заключается только в том, что в реальном вращательном движении в начале цикла уменьшающаяся по абсолютной величине линейная скорость отклоняется в противоположную от центра вращения сторону (см. рис.3.3.9, точка А), а в конце цикла в сторону центра вращения (см. рис.3.3.9, точка С). Поэтому диаграмма сил с разнонаправленными ускорениями несколько отличается от диаграммы, изображённой на рисунке 3.3.8.

Рис. 3.3.9

На рисунке 3.3.9 принципиально показано сравнение векторов внутри цикла преобразования движения по направлению. Однако в одном масштабе невозможно показать вектора линейной скорости в пределах одного цикла. Поэтому на рисунке 3.3.9 точки (А), (В) и (С) фактически расположены в идентичных, но разных трёх циклах. При этом для того, чтобы принципиально сравнить вектора в разных циклах необходимо в каждом из рассматриваемых циклов выбрать вектора, соответствующие одной и той же фазе внутри цикла. Соответственно перенос векторов в точку сравнения необходимо осуществлять не параллельно самим себе, а с сохранением их фаз.

На рисунке 3.3.9 вектор (V2), полученный в середине цикла после сложения исходного вектора  (V1) c разностным вектором (∆V1), перенесён пунктиром в середину цикла в точку (В). А затем в качестве исходного вектора (сплошная линия (V2)) в середину цикла в точку (С), где в конце цикла после сложения с разностным вектором (∆V2) получен восстановленный вектор (V3). Другими словами в точке (А) показано, как вектор (V2) получен из вектора (V1), а в точке (С) показано, как из него получен вектор (V3). Из реальной векторной диаграммы скоростей вращательного движения, представленной на рисунке 3.3.9, следует, что во вращательном движении одинаковые, но разнонаправленные ускорения проявляются, как в радиальном, так и в тангенциальном направлении. В итоге полное геометрическое ускорение такого движения равно нулю.

На всех представленных диаграммах видно, что нормальные и тангенциальные составляющие разностных векторов (∆V1) и (∆V2) сами по себе не определяют непосредственно конечный результат в виде векторов (V2) и (V3) соответственно. Геометрически тангенциальные проекции показывают завышенную величину изменения вектора скорости, а нормальные составляющие наоборот не дотягивают до нужного поворота (см. Рис. 3.3.8, 3.3.9), хотя обе проекции принадлежат одним и тем же разностным векторам. Может быть, именно поэтому классическая физика никак не может сообразить, что приращение относительной скорости по направлению и приращение линейной скорости переносного вращения по абсолютной величине это одно и то же приращение в поворотном движении Кориолиса?

Указанное несоответствие объясняется тем, что векторная геометрия не отражает реальных физических процессов, а разностные или суммарные вектора сами весьма условно искусственно изображаются только по конечному результату. В промежуточных же результатах и сами разностные вектора, и их направления, и направления, на которые они проецируются, т.е. их составляющие, будут совсем другими, чем в конечном результате. Соответственно процесс  поворота скорости и процесс изменения её по величине в разных точках будет происходить иначе, чем это показывает разностный вектор. Это свидетельствует о том, что прямолинейная векторная геометрия, даже в малых интервалах времени искажает реальную действительность, т.к. в любом сколь угодно малом интервале времени присутствует бесконечное множество промежуточных направлений.

В лучшем случае векторная геометрия более или менее правильно отображает сложение постоянных скоростей. Но это есть не что иное, как субъективное разложение векторов на произвольные составляющие, которые на физику процесса получения этих скоростей никак не влияют. Поэтому такие упражнения в проецировании вполне безобидны для истины природы. Однако в реальной действительности всё намного сложнее и не зависит от «очков» в виде классической векторной геометрии и различных систем отсчёта, через которые физики рассматривают реальную действительность. Есть только один правильный разностный вектор, - это годограф скорости, который, однако, не может быть спроецирован на какое-либо фиксированное направление. Так что прямолинейная векторная геометрия излишне прямолинейна для того, чтобы по ней можно было достоверно судить о реальной и такой далеко непрямолинейной действительности!

Из описанного выше механизма инерции поэлементной поддержки следует, что физически поворот тела за счёт центробежного ускорения последовательно осуществляется, начиная с ближайших к связующему телу элементов вращающегося тела. Это означает, что хотя вращающееся тело и соответственно вектор его линейной скорости (Vа) вращаются по часовой стрелке, но момент центробежной силы инерции поэлементной поддержки приложен к задним элементам тела.

Из этого следует, что фактически по часовой стрелке вращается задняя часть тела относительно его передней части и соответственно тупой конец вектора его линейной скорости (Vа) относительно его стрелки. При этом разностный вектор естественно направлен во внешнюю сторону от центра вращения (см. отдельный фрагмент зелёного цвета на Рис. 3.2.4).

Образно говоря, за счёт центробежной силы происходит всем хорошо известный занос «автомобиля» с задним приводом, т.е. вращающегося тела в нашем случае. При этом передний конец тела лишь пассивно следует за поворотом его задних элементов, являясь пассивным центром вращения. Но как мы только что показали сам этот занос вовсе не пассивный, т.к. он и есть то самое механическое движение непрерывно перемещающихся в этом же направлении центробежных взаимодействий.

Классическая векторная геометрия совершенно не отражает физические процессы, происходящие при изменении положения вектора скорости тела, т.к. все тела в ней заменены материальной точкой. При этом совершенно естественно, что любые повороты в ней по умолчанию осуществляются относительно центра масс тела и соответственно относительно тупого конца вектора его скорости в сторону положения текущего вектора скорости.

Это и есть одно из объяснений классического направления ускорения равномерного вращательного движения. Однако вектор это всего лишь условное обозначение общепринятых классических представлений о развитии взаимодействий. Однако, как показано выше, реальность такова, что её может отражать не только общепринятое в векторной геометрии вращение векторов относительно их тупого конца, но и относительно их стрелки.

Таким образом, направление классического центростремительного ускорения на центр вращения это всего лишь академическая условность, связанная с перечисленными выше тремя причинами. Физически центростремительное ускорение это энергетическая характеристика преобразования движения по направлению, которая является величиной скалярной.

Даже из классической векторной диаграммы (см. Рис. 3.3.8 и 3.3.10) следует, что постоянная величина линейной скорости обеспечивается за счёт одинаковых по абсолютной величине разнонаправленных тангенциальных ускорений. А об отсутствии радиального ускорения во вращательном движении,  т.е. об одинаковых по абсолютной величине и разнонаправленных нормальных ускорениях, можно судить хотя бы по неизменному радиусу. Поэтому даже на уровне классической модели вращательного движения совершенно очевидно, что непрерывно происходящий процесс перераспределения энергии во вращательном движении характеризуется величиной скалярной.

Направленность мгновенного ускорения вращательного движения на центр вращения, а также выводы о возможности изменения скорости под действием нормального ускорения без изменения её величины, вытекающие из классической модели вращательного движения – плод фантазии современной физики.

Что касается мгновенного ускорения любого, в том числе и вращательного движения, то оно всегда направлено вдоль вектора линейной скорости вновь образуемого движения, которое образуется под действием внешней силы с учётом инерции предыдущего движения. Причём вполне естественно, что в очень малом интервале времени мгновенное направление ускорения каждого нового движения всегда будет несоизмеримо ближе к направлению уже существующего движения, сформированного в предыдущее мгновение, чем к направлению внешней силы.

Хотя классическая физика вкладывает в понятие скорости и ускорения несколько разные смыслы, но по своей физической сущности их направления неотделимы друг от друга и от направления результирующей силы, т.к. это результат одного и того же нового зарождающегося движения. В этом смысле и скорость и ускорение имеют общую точку отсчёта, это точка приложения силы.

А прежнее движение это всего лишь движение самой точки отсчёта, т.е. инерциальная система координат для нового движения. Причём если рассматривать результирующую силу, то в этой системе отсчёта направление силы, ускорения и новой скорости зарождаются одновременно и в одном направлении. Это направление результирующей силы.

Какой бы малый интервал времени мы не рассматривали, в реальной действительности речь всегда идёт о средней силе, среднем ускорении и средней скорости в этом интервале времени или с точки зрения классической физики условно академически в точке. Это не нарушает принципа их одновременного зарождения в одном общем направлении в единой абсолютной для них инерциальной системе координат, которая представляет собой прежнее инерционное движение тела до воздействия силы. Это означает, что в малом интервале времени их направления очень близки. 

Сложение абсолютной величины и направления мгновенных векторов скоростей, в том числе и постоянной скорости с мгновенной скоростью, ещё только-только зарождающейся в перпендикулярном направлении к постоянной скорости, происходит одновременно. При этом синхронно изменяется, как направление, так и абсолютная величина результирующего вектора скорости.

Поэтому хватит рассказывать детям сказки, что якобы есть такое особенное ускорение, которое будучи направленным перпендикулярно вектору линейной скорости, изменяет её исключительно только по направлению.

Подробнее см. А. А. Астахов "Физика движения", глава 3

Категория: Мои статьи | Добавил: aaa2158 (12.11.2015)
Просмотров: 658 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar