MENU
Главная » Статьи » Физика и математика » Мои статьи

Бред сумасшедшего или бомба для сумасшедшей теоретической механики. Часть II.

Яндекс.Метрика

Как мы отмечали выше, физический смысл (Кмки = r / rрад) фактически аналогичен правилу рычага. Распределение сил в рычаге напрямую вытекает из закона Гука для силы упругости (F = - k * x), в котором удлинение упругого тела (x) не является радиусом вращения, как такового. Принцип работы рычага наглядно и исчерпывающим образом поэтапно показан на рисунке (3.5.2 а).

Рис. 3.5.2

Уберём левые опоры на рисунке (3.5.2 а) и разместим их в точках приложения силы (F). Затем отсечём левую часть рисунка (3.5.2 а) по оси, проходящей через силу (F). Отразим отсечённую часть зеркально и совместим левый край зеркально отражённой отсечённой части с оставшейся частью с учётом нового положения опор. Силу (F) в новом рисунке уберём. В результате получим рисунок (3.5.2 б). Рисунок (3.5.2 в) принципиально повторяет предыдущие рисунки (3.5.2 а) и (3.5.2 б). Непринципиальные отличия заключаются в обозначениях сил и плеч рычага, изображённого на рисунке (3.5.2 в).

Все пропорции плеч и соответствующих им сил на рисунке (3.5.2 в) сохранены, как в исходном рисунке (3.5.2 а), т.е. все три рисунка демонстрируют одно и то же правило рычага. Однако после описанных последовательных преобразований и смены обозначений рисунок (3.5.2 в) превратился в точную геометрическую иллюстрацию физического смысла мерной динамики вращательного движения.

Верхняя часть рисунка (3.5.2 в) это непосредственно само мерное вращение, т.е. единая универсальная мера пространства Ньютона  в радиальной системе отсчёта вдоль окружного движения. Если радиус произвольного вращения равен радиусу мерного вращения (здесь rо), то коэффициент приведения его к мерному вращению равен единице (Кмки = r / rо = 1), т.е. сила произвольного вращения равна силе приведённого вращения (Fрад = F). На средней части рисунка (3.5.2 в) радиус произвольного вращения тела в два раза больше мерного радиуса, т.е. (Кмки = r / rо = 2). Следовательно, приведённая сила в полном соответствии с уравнением мерной динамики вращательного движения и правилом рычага равна (Fрад2 = 2F2). На нижней части соответственно (Fрад3 = 3F3).

Приведённая сила всегда будет в (r) раз больше, чем сила на мерном радиусе, т.к. только в этом случае в полном соответствии с правилом рычага и мерной динамикой вращательного движения приведённая сила окажет точно такое же силовое воздействие на динамику движения на текущем реальном радиусе, как и реальная сила на этом радиусе. Изменится только интенсивность приведённого окружного перемещения. Причём в полном и принципиальном соответствии с динамикой перемещения Ньютона и правилом рычага, т.е. сила изменится прямо пропрционально радиусу с коэфиициентом (Ккми), а размер перемещения и соответственно его интенсивность – обратно пропорционально радиусу.

Теперь, чтобы ещё отчётливее показать абсурдность классической динамики вращательного движения обратимся к известному популяризатору классической физики и нашему традиционному заочному оппоненту, известному нашему читателю по главе 1, доктору физики, профессору Гулиа Н. В.. В своей книге «Физика: Парадоксальная механика в вопросах и ответах» он пишет (надо полагать от имени классической физики):

«Инертность массивной точки (тела) зависит только от ее массы. Масса является мерой инертности тела при поступательном, в том числе и прямолинейном, движении. Значит, при таком движении на инерцию не влияет распределение масс в теле, и это тело можно смело принять за материальную (массивную) точку. Масса этой точки равна массе тела, а расположена точка в центре масс или центре инерции тела. Если же вращать вокруг вертикальной оси Z стержень с насаженными на него массивными грузами (рис. 6), то можно заметить, что пока грузы находятся близ центра, раскрутить стержень (жирный шрифт наш – авт.) легко. Но если грузы раздвинуть, то раскрутить стержень станет труднее, хотя масса его не изменилась.

Рис. 6. Схема изменения момента инерции тела.

Стало быть, инертность тела при вращении зависит не только от массы, но в большей степени от распределения этой массы относительно оси вращения. Мерой инертности тела при вращении является осевой момент инерции I, равный сумме произведений масс т всех частиц тела на квадраты их расстояний h от оси вращения. Осевой момент инерции играет при вращательном движении ту же роль, что и масса при поступательном (прямолинейном), и таким образом, он является мерой инертности (инерции) тела при вращательном движении

I =∑ m * h2                                                                                                                         (3/1)».

На первый взгляд написано очень умно и научно, но это только если не обращать внимания на парадоксы этой абстрактной науки, которая ставит инертность в зависимость от правила рычага, что естественно не соответствует действительности!Ё! Сейчас мы убедимся, что понятие софистика, которое так любит употреблять профессор Гулиа в отношении таких гигантов физики, как, например, Галилей (см. гл.1.1.), больше подходит самому популяризатору классической науки профессору современной физики, доктору физики Гулиа Н. В.

Профессор Гулиа явно лукавит, говоря о трудностях раскрутки стержня. Дело в том, классический момент силы действует на том же радиусе, на котором расположены грузы, что однозначно следует из вывода уравнения моментов для одного единого для обеих его частей радиуса (см. выше). Следовательно, классическая физика раскручивает систему не за сам стержень, а прикладывает силу непосредственно к грузам, на любом их текущем радиусе. Во всяком случае в классической динамике вращательного движения нигде нет даже малейшего упоминания о правиле рычага для разных радиусов, есть только работа на текущем радиусе.

При этом без учёта затрат на образование центробежной силы раскручивать грузы за сами грузы с одинаковым линейным ускорением до одинаковой угловой скорости абсолютно одинаково по силе на любом радиусе. А с учётом затрат на преобразование движения по направлению раскручивать систему на больших радиусах ещё и легче, чем на малых!Ё! Другое дело, что время для этого на разных радиусах понадобится разное. Но Гулиа о времени ничего не говорит, потому что если разобраться со временем, выяснится, что никакой иной меры инертности кроме количества вещества в природе не существует. Есть только правило рычага (Кмки), в соответствии с которым и в полном соответствии со вторым законом Ньютона меняется только сила и ускорение на разных плечах-радиусах, но никак не инертность неизменной массы.

Ранее в главе 2 мы показали, что система измерения физических величин LT, которая получена путём умножения закона тяготения Ньютона на гравитационную постоянную противоречит истине, т.к. в соответствии с законом сохранения истины общие множители являются лишними для истины. Уравнение моментов так же получено умножением истинного второго закона Ньютона на перпендикулярный силе радиус, который в соответствии с законом сохранения истины является лишним для истины под названием второй закон Ньютона.

Все приведённые выше противоречия (и даже абсурд) классической динамики вращательного движения свидетельствует о том, что уравнение моментов, в котором лишние для второго закона Ньютона множители – радиусы входят в состав новых по сравнению с динамикой Ньютона переменных, противоречит закону сохранения истины и второму закону Ньютона. Причём новая по сравнению со вторым законом Ньютона истина в виде уравнения моментов в физике не доказана.

А с учётом перпендикулярности плеча силы самой силе уравнение моментов противоречит даже работе, из которой оно и было выведено изначально, т.е. истинность уравнения моментов не может быть доказана в принципе!Ё! Кроме того, переменный радиус изменяется совсем по другому закону, чем расстояние, на котором осуществляется работа силы при движении под действием самой этой силы, что противоречит физическому смыслу преобразования напряжение-движение, т.е. самому понятию работа-энергия и, соответственно, самому выводу уравнения моментов через работу. Следовательно, классическая динамика вращательного движения не имеет физического смысла.

Наверное, поэтому, не имея возможности объяснить этот абсурд с точки зрения динамики Ньютона, которой классическая динамика вращательного движения однозначно и безоговорочно противоречит, Гулиа лукаво свёл своё объяснение фактически только к правилу рычага, которое ни чему не противоречит, хотя декларировал он именно не имеющий физического смысла момент инерции. Причём уличить таких профессоров в лукавстве очень сложно, т.к. их высказывания всегда обтекаемы.

Гулиа ведь не говорит прямо, что в соответствии с правилом рычага крутить стержень нужно именно за стержень. При этом изменится не инерционность массы, а только интенсивность перемещения грузов, для чего естественно требуется и большая сила. Это сразу же позволило бы усомниться в правоте Гулиа и классической динамики вращательного движения. Однако парадоксы уравнения моментов мелким мошенничеством Гулиа и подобных ему профессоров не разрешить.

В реальной действительности в соответствии с правилом рычага работа силы на текущем резиновом радиусе прямо пропорциональна только первой степени радиуса, т.е. дуге индивидуального радиана, т.к. (Кмки) – есть безразмерный коэффициент. Однако придание резиновому в линейном отношении радиану размерности [м] в уравнении моментов привело к изменению самой работы на текущем радиусе уже прямо пропорционально квадрату радиуса. При этом классическая динамика вращательного движения не учитывает, что-сама-то сила на текущем резиновом радиусе в соответствии с правилом рычага изменяется обратно пропорционально его первой степени.

Отсюда и вытекают все маразмы классической динамики вращательного движения. Это и двойной физический смыл работы, которая незаконно превращается в несуществующий в природе момент силы, и мнимое изменение инерционности неизменной массы пропорционально квадрату радиуса. Причём это не просто безобидная математическая условность классической трактовки обыкновенного правила рычага, которая, несмотря на свою экзотичность, не изменяет количественный результат приведённой к мерному радиану силы, правда в виде уже толи момента чего-то почему-то, толи в виде работы вместо силы, толи силы вместо работы.

Например, применение классической динамики вращательного движения к явлению Кориолиса приводит уже не только к искажению его физического смысла, но и к изменению количественного результата динамической силы и ускорения Кориолиса. Количественно правильно в классической динамике вращательного движения определяется только общее напряжение Кориолиса. При этом динамические значения силы и ускорения Кориолиса завышены в классической физике ровно вдвое. А это уже подрывает основы всей классической теоретической механики не только условно математически, но и физически, т.к. явление Кориолиса, наряду с динамикой Ньютона фактически и лежит в основе теоретической механики.

А вот в мерной динамике вращательного движения трудности раскрутки связаны не с работой и не с подменой понятий работы и силы, а с приложением силы именно к единичному стержню при любом расположении грузов, т.е. с правилом рычага. При этом сила зависит только от первой степени безразмерного отношения текущего фактического радиуса к мерному радиусу, что легко объясняется правилом рычага, а не извращением второго закона Ньютона в виде уравнения моментов, и поэтому никаких парадоксов не возникает. Мерная динамика понятна даже школьникам, которые уже прошли правило рычага, в то время как классическая динамика вращательного движения не имеет разумного объяснения в принципе.

Все эти вопросы профессор Гулиа или не видит или умышленно не освещает. Да это и неудивительно, иначе он никогда не стал бы профессором такой удивительной «парадоксальной физики…». Но мы не станем голословно упрекать профессора в приспособленчестве. Ведь всё может быть совсем наоборот. Может быть, такой парадоксальной физику и сделали такие профессора? Но упрекать человека, за то, что он имеет своё мнение так же бессмысленно. Поэтому пусть думающий читатель, который ещё не стал профессором, сам решит, кто занимается софистикой и может быть когда-нибудь он станет профессором настоящей физики, а мы продолжим наше повествование дальше.

С введением мерного радиана абсурдные параметры классической динамики вращательного движения момент инерции и момент силы автоматически исчезают из физики. При этом и ускорение и сила в мерной динамике вращательного движения не только приобретают обычный Ньютоновский вид, но и восстанавливают свой Ньютоновский физический смысл, полностью идентичный соответствующим Ньютоновским величинам и их традиционным размерностям. А академическую «масштабную» инерционность вращательного движения безо всяких парадоксов объясняет правило рычага. Рычаг не изменяет количество вещества в физических телах, т.е. их истинную инертность. Он только масштабирует кинематические параметры перемещения и, соответственно, интенсивность взаимодействия, т.е. силу.

Сила и ускорение в мерном вращательном движении определяется на окружном участке, мерой которого является радиан [мрад], что совершенно аналогично силе и ускорению в динамике Ньютона, определяющемуся на линейном поступательном участке пространства, мерой которого является тот же метр, но только без индекса мерного радиана. При этом бесконечно малый участок пространства, на котором академически определяются мгновенные параметры динамики Ньютона скорость, ускорение и сила не имеет конкретного размера не зависимо от системы координат, в которой совершается механическое движение, т.к. это «мгновенный участок», т.е. академическая «прямолинейная» точка. В мерной динамике вращения точно так же неизвестно, на каком конкретном участке мерного радиана можно измерить соответствующие параметры. Академически это «криволинейная» точка (см. гл. 7.3).

Хочет классическая физика сокращать своё уравнение моментов на радиус или не хочет, для физического смысла второго закона Ньютона это не имеет абсолютно никакого значения, потому что физически никакого радиуса (плеча) в нём нет. Для силы Ньютона так же не имеет никакого значения, умножит ли его классическая физика на радиус или не умножит. На любом радиусе сила всегда остаётся только силой, которая подчиняется только второму закону Ньютона, т.е. зависит только от массы и ускорения, но не от радиуса, который просто забыли сократить или оставили по недомыслию, только и всего. Другое дело, что распределение усилий (напряжений) при одной и той же работе (энергии), обусловленной одним и тем же количественным преобразованием напряжение-движение, зависит от соотношения плеч рычага. Но это уже другой вопрос.

Мерная динамика вращательного движения избавляет физику сразу от всех абсурдных и не поддающихся образному восприятию абстрактных моментов классической динамики вращательного движения. Масса остается массой, ускорение остается ускорением, импульс остается импульсом, а сила остается силой, причём принципиально на тех же самых основаниях, связанных с мерой перемещения в едином для всех систем координат пространстве, на которых они и были первоначально введены в динамике Ньютона. Мерная динамика вращательного движения принципиально ни чем не отличается от динамики Ньютона. Это та же динамика Ньютона, только адаптированная к радиальной системе отсчёта при помощи Масштабного Коэффициента Интенсивности взаимодействия, т.е. правила рычага, только и всего.

Практическое применение мерной динамики вращательного движения приведено в главе 4.2, в которой с её помощью определено правильное ускорение и динамическая сила Кориолиса, как реакция на динамическую поддерживающую силу, что подтверждает, как нашу версию явления Кориолиса, так и справедливость мерной динамики вращательного движения.

В начало 

Категория: Мои статьи | Добавил: aaa2158 (09.05.2017)
Просмотров: 50 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar