MENU
Главная » Статьи » Физика и математика » Мои статьи

Бред сумасшедшего или бомба для сумасшедшей теоретической механики. Часть II.

Яндекс.Метрика

Верхняя часть рисунка (3.4.2 б) это непосредственно само мерное вращение, т.е. единая универсальная мера пространства Ньютона в радиальной системе отсчёта вдоль окружного движения. Здесь коэффициент приведения к мерному вращению равен единице (К = r / rо = 1). При этом сила на текущем радиусе, он же мерный радиан, равна силе приведённого вращения (Fрад = F).

На средней части рисунка (3.4.2 б) текущий радиан-радиус в два раза больше мерного радиана-радиуса (К = r / rо = 2). Следовательно, приведённая к мерному радиану сила в полном соответствии с уравнением мерной динамики вращательного движения и правилом рычага равна (Fрад2 = 2F2). На нижней части (К = r / rо = 2), соответственно (Fрад3 = 3F3).

Практическое применение мерной динамики вращательного движения приведено в главе (4.2.) при выводе формулы силы и ускорения Кориолиса через мерную динамику вращательного движения.

***

А теперь обратимся по поводу динамики вращательного движения к известному популяризатору классической физики и нашему традиционному заочному оппоненту, известному нашему читателю по главе 1, доктору физики, профессору Гулиа Н. В. В своей книге «Физика: Парадоксальная механика в вопросах и ответах» он пишет:

«Инертность массивной точки (тела) зависит только от ее массы. Масса является мерой инертности тела при поступательном, в том числе и прямолинейном, движении. Значит, при таком движении на инерцию не влияет распределение масс в теле, и это тело можно смело принять за материальную (массивную) точку. Масса этой точки равна массе тела, а расположена точка в центре масс или центре инерции тела. Если же вращать вокруг вертикальной оси Z стержень с насаженными на него массивными грузами (рис. 6), то можно заметить, что пока грузы находятся близ центра, раскрутить стержень (жирный шрифт наш – авт.) легко. Но если грузы раздвинуть, то раскрутить стержень станет труднее, хотя масса его не изменилась.

i_022

Рис. 6. Схема изменения момента инерции тела.

Стало быть, инертность тела при вращении зависит не только от массы, но в большей степени от распределения этой массы относительно оси вращения. Мерой инертности тела при вращении является осевой момент инерции I, равный сумме произведений масс т всех частиц тела на квадраты их расстояний h от оси вращения. Осевой момент инерции играет при вращательном движении ту же роль, что и масса при поступательном (прямолинейном), и таким образом, он является мерой инертности (инерции) тела при вращательном движении

I =∑ m * h2                                                                                                                         (3/1)».

На первый взгляд выглядит очень научно, но это если не обращать внимания на парадоксы этой науки, которая ставит инертность в зависимость от правила рычага. Сейчас мы убедимся, что понятие софистика, которое так любит употреблять профессор Гулиа в отношении таких гигантов физики, как, например, Галилей (см. гл.1.1.), больше подходит самому популяризатору классической науки профессору современной физики, доктору физики Гулиа Н. В.

Профессор Гулиа явно лукавит в отношении классического момента, говоря о трудностях раскручивания стержня якобы за сам стержень. Дело в том, что классический момент силы действует на текущем радиусе, на котором расположены грузы, что однозначно следует из уравнения моментов. Следовательно, классическая физика раскручивает систему не за сам стержень, а прикладывает силу непосредственно к грузам, на их текущем радиусе.

При этом без учёта затрат на образование центробежной силы раскручивать грузы за сами грузы с одинаковым линейным ускорением до одинаковой угловой скорости абсолютно одинаково легко или тяжело на любом радиусе. А с учётом затрат на преобразование движения по направлению раскручивать систему на больших радиусах ещё и легче, чем на малых. А вот время раскрутки на разных радиусах будет разное.

Но Гулиа о времени ничего не говорит, потому что если разобраться со временем, то выяснится, что если раскручивать грузы до одинакового угла с одинаковым ускорением и соответственно с одинаковым усилием, но на разных радиусах, то понадобится разное время. А вот если выполнить задачу за одинаковое время, то интенсивность раскручивания, выражающаяся в силе и ускорении, на бОльшем радиусе по правилу рычага будет больше, чем на малом радиусе.

Причём поскольку в классическом раскручивании сила привязана именно к текущему радиусу, то бОльшая сила на бОльшем радиусе вовсе не связана непосредственно с физическим действием рычага. Здесь нам самим придётся постараться сильнее, чем на малом радиусе, чтобы успеть вовремя. А правило рычага в этом случае нам всего лишь предоставляет информацию для размышления о действиях, необходимых для подтверждения искусственно синтезированного уравнения моментов. Естественно, что и момент инерции привязан исключительно только к нашей собственной расторопности и желанию подтвердить бредни классической динамики вращательного движения, а вовсе не к физической инертности массы.

Ранее в главе (2.) мы показали, что система измерения физических величин LT, которая получена путём умножения закона тяготения Ньютона на гравитационную постоянную противоречит истине, т.к. в соответствии с законом сохранения истины общие множители являются лишними для истины. Уравнение моментов так же получено умножением истинного второго закона Ньютона на перпендикулярный силе радиус, который в соответствии с законом сохранения истины является лишним для истины под названием второй закон Ньютона.

Все приведённые выше противоречия и даже абсурд классической динамики вращательного движения свидетельствует о том, что уравнение моментов, в котором лишние для второго закона Ньютона множители – радиусы входят в состав новых по сравнению с динамикой Ньютона переменных, противоречит закону сохранения истины и второму закону Ньютона. Причём новая по сравнению со вторым законом Ньютона истина в виде уравнения моментов в физике не доказана, о чём свидетельствуют его многочисленные противоречия, приведённые выше.

Более того, в главе (4.3.) будет показано, что переменный радиус изменяется совсем по другому закону, чем расстояние, на котором осуществляется работа силы при движении под действием самой этой силы, что противоречит физическому смыслу преобразования напряжение-движение, т.е. самому понятию работа-энергия и, соответственно, самому выводу уравнения моментов через работу под действием силы. Следовательно, классическая динамика вращательного движения не имеет физического смысла и по этому параметру плюс к перечисленным выше.

Не имея возможности объяснить весь этот абсурд классической динамики вращательного движения с точки зрения динамики Ньютона, Гулиа лукаво свёл своё объяснение фактически к правилу рычага, причём носящему в этом случае чисто рекомендательный, а вовсе не физический характер классической динамики вращательного движения. Хотя декларировал он именно не имеющий физического смысла момент инерции. Причём уличить таких профессоров в лукавстве очень сложно, т.к. их высказывания всегда обтекаемы.

Гулиа ведь не говорит прямо, что в соответствии с правилом рычага крутить грузы нужно именно за стержень. При этом в масштабе времени одинаковых угловых перемещений на разных радиусах изменится не инерционность массы, а только интенсивность перемещения грузов, для чего естественно требуется и большая сила. Это сразу же позволило бы усомниться в правоте Гулиа и классической динамики вращательного движения насчёт изменения инерционности вращающейся системы в виде момента инерции. Но Гулиа слукавил. Однако парадоксы уравнения моментов таким мелким мошенничеством не разрешить.

Классическая динамика вращательного движения не учитывает, что сила на текущем резиновом радиусе в соответствии с правилом рычага изменяется обратно пропорционально только его первой степени, что исключает квадратичную зависимость инерционности от радиуса в динамике Ньютона. Отсюда и вытекают маразмы классической динамики вращательного движения типа двойного физического смыла работы (см. гл. 3.4.3.), которая незаконно превращается в несуществующий в природе момент силы, и мнимого изменения инерционности неизменной массы пропорционально квадрату радиуса.

А это уже влечёт не только серьёзные физические, но и серьёзные количественные противоречия. Например, применение классической динамики вращательного движения к явлению Кориолиса приводит не только к искажению его физического смысла, но и к изменению количественного результата динамической силы и ускорения Кориолиса (см. гл. 3.4.). А это уже подрывает физические основы всей классической теоретической механики, т.к. явление Кориолиса фактически лежит в основе любого криволинейного движения, являющегося основным объектом изучения теоретической механики.

А вот в мерной динамике вращательного движения трудности раскрутки связаны исключительно только с физическим действием правила рычага. Мерная динамика понятна даже школьникам, которые уже прошли правило рычага, в то время как классическая динамика вращательного движения не имеет разумного объяснения в принципе.

Все эти вопросы профессор Гулиа или не видит или умышленно не освещает. Да это и неудивительно, иначе он никогда не стал бы профессором такой удивительной «парадоксальной физики…». Но мы не станем голословно упрекать профессора в приспособленчестве. Ведь всё может быть совсем наоборот. Может быть, такой парадоксальной физику и сделали такие профессора?

В начало 

Категория: Мои статьи | Добавил: aaa2158 (09.05.2017)
Просмотров: 432 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar