MENU
Главная » Статьи » Физика любви. » Стихи

Владимир Высоцкий 03

 

Яндекс.Метрика

В ТЕМНОТЕ

 
Темнота впереди, подожди!
Там стеною - закаты багровые,
Встречный ветер, косые дожди
И дороги, дороги неровные.

 Там чужие слова,
 Там дурная молва,
 Там ненужные встречи случаются,
 Там сгорела, пожухла трава,
 И следы не читаются
 в темноте...

Там проверка на прочность - бои,
И туманы, и ветры с прибоями.
Сердце путает ритмы свои
И стучит с перебоями.

 Там чужие слова,
 Там дурная молва,
 Там ненужные встречи случаются,
 Там сгорела, пожухла трава,
 И следы не читаются
 в темноте...

Там и звуки, и краски не те,
Только мне выбирать не приходится,
Очень нужен я там, в темноте!
Ничего, распогодится.

 Там чужие слова,
 Там дурная молва,
 Там ненужные встречи случаются,
 Там сгорела, пожухла трава,
 И следы не читаются
 в темноте...
1969
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 В тюрьме Таганской нас стало мало -
 Вести по-бабски нам не пристало.

 Дежурный по предбаннику
 Все бьет - хоть землю с мелом ешь,-
 И я сказал охраннику:
 "Ну что ж ты, сука, делаешь?!"

 В тюрьме Таганской легавых нету,-
 Но есть такие - не взвидишь свету!

 И я вчера напарнику,
 Который всем нам вслух читал,
 Как будто бы охраннику,
 Сказал, что он легавым стал.

 В тюрьме Таганской бывает хуже,-
 Там каждый - волком, никто не дружит.

 Вчера я подстаканником
 По темечку по белому
 Употребил охранника:
 Ну что он, сука, делает?!
1965
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 В этом доме большом раньше пьянка была
 Много дней, много дней,
 Ведь в Каретном ряду первый дом от угла -
 Для друзей, для друзей.

 За пьянками, гулянками,
 За банками, полбанками,
 За спорами, за ссорами, раздорами
 Ты стой на том,
 Что этот дом -
 Пусть ночью, днем -
 Всегда твой дом,
 И здесь не смотрят на тебя с укорами.

 И пускай иногда недовольна жена -
 Но бог с ней, но бог с ней! -
 Есть у нас нечто больше, чем рюмка вина,-
 У друзей, у друзей.

 За пьянками, гулянками,
 За банками, полбанками,
 За спорами, за ссорами, раздорами
 Ты стой на том,
 Что этот дом -
 Пусть ночью, днем -
 Всегда твой дом,
 И здесь не смотрят на тебя с укорами.
1964
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Вагоны всякие,
 Для всех пригодные.
 Бывают мягкие,
 Международные.

 Вагон опрятненький,
 В нем нету потненьких,
 В нем всё десятники
 И даже сотники.

 Рубашки модные -
 В международные,
 Ну, а пикейные -
 Так те в купейные.

 Лежат на полочке
 Мешки-баллончики.
 У каждой сволочи -
 Свои вагончики.

 Многосемейные
 И просто всякие
 Войдут в купейные
 И даже в мягкие.

 Порвешь животики
 На аккуратненьких!-
 Вон, едут сотники
 Да на десятниках!

 На двери нулики -
 Смердят вагончики.
 В них едут жулики
 И самогонщики.

 А кто с мешком - иди
 По шпалам в ватнике.
 Как хошь, пешком иди,
 А хошь - в телятнике.

 А вот теплушка та -
 Прекраснодушно в ней, -
 На сорок туш скота
 И на сто душ людей.

 Да в чем загвоздка-то?
 Бей их дубиною!
 За одного скота -
 Двух с половиною.

 Ах, степь колышется!
 На ней - вагончики.
 Из окон слышится:
 "Мои лимончики!.."

 А ну-ка, кончи-ка,
 Гармонь хрипатая!
 Вон в тех вагончиках -
 Голь перекатная.

 Вестимо, тесно тут,
 Из пор - сукровица.
 ...Вагоны с рельс сойдут
 И остановятся.
1969
» к списку 
» На отдельной странице

ВЕЛИЧАЛЬНАЯ ОТЦУ

 
 Ай, не стойте в гордыне -
 Подходите к крыльцу,
 А и вы, молодые,
 Поклонитесь отцу!

 Он сердитый да строгий,-
 Как сподлобья взглянет,
 Так вы кланяйтесь в ноги-
 Может, он отойдет.

 Вам отцу поклониться -
 Тоже труд небольшой,-
 Он лицом просветлится,
 Помягчает душой.

 Вы с того начинайте
 И потом до конца
 Во всю жизнь привечайте 
 Дорогого отца!
1974
» к списку 
» На отдельной странице

ВЕРШИНА

 
 Здесь вам не равнина - здесь климат иной. 
 Идут лавины одна за одной, 
 И здесь за камнепадом ревет камнепад. 
 И можно свернуть, обрыв обогнуть,-
 Но мы выбираем трудный путь, 
 Опасный, как военная тропа. 

 Кто здесь не бывал, кто не рисковал -
 Тот сам себя не испытал, 
 Пусть даже внизу он звезды хватал с небес. 
 Внизу не встретишь, как не тянись, 
 За всю свою счастливую жизнь 
 Десятой доли таких красот и чудес.

 Нет алых роз и траурных лент, 
 И не похож на монумент 
 Тот камень, что покой тебе подарил. 
 Как Вечным огнем, сверкает днем 
 Вершина изумрудным льдом, 
 Которую ты так и не покорил. 

 И пусть говорят - да, пусть говорят! 
 Но нет - никто не гибнет зря,
 Так - лучше, чем от водки и от простуд. 
 Другие придут, сменив уют 
 На риск и непомерный труд,-
 Пройдут тобой не пройденый маршрут. 

 Отвесные стены - а ну, не зевай! 
 Ты здесь на везение не уповай. 
 В горах ненадежны ни камень, ни лед, ни скала. 
 Надеемся только на крепость рук, 
 На руки друга и вбитый крюк, 
 И молимся, чтобы страховка не подвела. 

 Мы рубим ступени. Ни шагу назад! 
 И от напряженья колени дрожат, 
 И сердце готово к вершине бежать из груди.
 Весь мир на ладони - ты счастлив и нем 
 И только немного завидуешь тем, 
 Другим - у которых вершина еще впереди.
1966
» к списку 
» На отдельной странице

ВЕС ВЗЯТ

 
 Василию Алексееву

 Как спорт, поднятье тяжестей не ново
 В истории народов и держав.
 Вы помните, как некий грек другого
 Поднял и бросил, чуть попридержав.

 Как шею жертвы, круглый гриф сжимаю.
 Овацию услышу или свист?
 Я от земли Антея отрываю,
 Как первый древнегреческий штангист.

 Не обладаю грацией мустанга,
 Скован я, в движеньях не скор.
 Штанга, перегруженная штанга -
 Вечный мой соперник и партнер.

 Такую неподъемную громаду
 Врагу не пожелаю своему.
 Я подхожу к тяжелому снаряду
 С тяжелым чувством нежности к нему:

 Мы оба с ним как будто из металла,
 Но только он - действительно металл,
 И прежде, чем дойти до пьедестала,
 Я вмятины в помосте протоптал.

 Где стоять мне - в центре или с фланга?
 Ждет ли слава? Или ждет позор?
 Интересно, что решила штанга -
 Это мой единственный партнер.

 Лежит соперник, ты над ним - красиво!
 Но крик "Вес взят!" у многих на слуху.
 Вес взят - прекрасно, но не справедливо,
 Ведь я - внизу, а штанга - наверху.

 Такой триумф подобен пораженью,
 А смысл победы до смешного прост:
 Все дело в том, чтоб, завершив движенье,
 С размаху штангу бросить на помост.

 Звон в ушах, как медленное танго.
 Тороплюсь ему наперекор.
 Как к магниту, вниз стремится штанга -
 Верный, многолетний мой партнер.

 Он ползет, чем выше, тем безвольней,
 Мне напоследок мышцы рвет по швам,
 И со своей высокой колокольни
 Кричит мне зритель: "Брось его к чертям!"

 "Вес взят! Держать!" - еще одно мгновенье,
 И брошен наземь мой железный бог.
 Я выполнял обычное движенье
 С коротким злым названием "рывок".

 



Альтернативные названия:
Вес взят

 


Версии: . . . . . . . Не обладаю грацией мустанга, Скован я, в движеньях не скор. Штанга, перегруженная штанга - Спутник мой, соперник и партнер. Такую неподъемную громаду Врагу не пожелаю своему. Я подхожу к тяжелому снаряду С тяжелым чувством: вдруг не подниму. Мы оба с ним как будто из металла, Но только он - действительно металл, А я так долго шел до пьедестала, Что вмятины в помосте протоптал. . . . . . . . Повержен враг на землю. Как красиво. Но крик "Вес взял" у многих на слуху. Вес взят - прекрасно, но не справедливо Ведь я внизу, а штанга наверху. . . . . . . . Но еще одно последнее мгновенье, И брошен наземь мой железный бог... Я выполнял обычное движенье С коротким злым названием "рывок".1970
» к списку 
» На отдельной странице

ВЕСЕЛАЯ ПОКОЙНИЦКАЯ

 
 Едешь ли в поезде, в автомобиле,
 Или гуляешь, хлебнувши винца,-
 При современном машинном обилье
 Трудно по жизни пройти до конца.

 Вот вам авария: в Замоскворечье
 Трое везли хоронить одного,-
 Все, и шофер, получили увечья,
 Только который в гробу - ничего.

 Бабы по найму рыдали сквозь зубы,
 Дьякон - и тот верхней ноты не брал,
 Громко фальшивили медные трубы,-
 Только который в гробу - не соврал.

 Бывший начальник - и тайный разбойник -
 В лоб лобызал и брезгливо плевал,
 Все приложились,- а скромный покойник
 Так никого и не поцеловал.

 Но грянул гром - ничего не попишешь,
 Силам природы на речи плевать,-
 Все побежали под плиты и крыши,-
 Только покойник не стал убегать.

 Что ему дождь - от него не убудет,-
 Вот у живущих - закалка не та.
 Ну, а покойники, бывшие люди,-
 Смелые люди и нам не чета.

 Как ни спеши, тебя опережает
 Клейкий ярлык, как отметка на лбу,-
 А ничего тебе не угрожает,
 Только когда ты в дубовом гробу.

 Можно в отдельный, а можно и в общий -
 Мертвых квартирный вопрос не берет,-
 Вот молодец этот самый - усопший -
 Вовсе не требует лишних хлопот.

 В царстве теней - в этом обществе строгом -
 Нет ни опасностей, нет ни тревог,-
 Ну, а у нас - все мы ходим под богом,
 Только которым в гробу - ничего.

 Слышу упрек: "Он покойников славит!"
 Нет, я в обиде на злую судьбу:
 Всех нас когда-нибудь кто-то задавит,-
 За исключением тех, кто в гробу.
1970
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Видно, острая заноза
 В душу врезалась ему,-
 Только зря ушел с колхоза -
 Хуже будет одному.

 Ведь его не село
 До такого довело.

 *

 Воронку бы власть - любого
 Он бы прятал в "воронки",
 А особенно - Живого,-
 Только руки коротки!

 Черный Ворон, что ты вьешься
 Над Живою головой?
 Пашка-Ворон, зря смеешься:
 Лисапед еще не твой!

 Как бы через село
 Пашку вспять не понесло!

 *

 Мотяков, твой громкий голос
 Не на век, не на года,-
 Этот голос - тонкий волос,-
 Лопнет раз и навсегда!

 Уж как наше село
 И не то еще снесло!

 *

 Петя Долгий в сельсовете -
 Как Господь на небеси,-
 Хорошо бы эти Пети
 Долго жили на Руси!

 Ну а в наше село
 Гузенкова занесло.

 *

 Больно Федька загордился,
 Больно требовательным стал:
 Ангел с неба появился -
 Он и ангела прогнал!

 Ходит в наше село
 Ангел редко, как назло!

 *

 Эй, кому бока намяли?
 Кто там ходит без рогов?
 Мотякова обломали,-
 Стал комолый Мотяков!

 Так бежал через село -
 Потерял аж два кило!

 *

 Без людей да без получки
 До чего, Фомич, дойдешь?!
 Так и знай - дойдешь до ручки,
 С горя горькую запьешь!

 Знает наше село,
 Что с такими-то было!

 *

 Настрадался в одиночку,
 Закрутился блудный сын,-
 То ль судьбе он влепит точк<у>
 То ль судьба - в лопатки клин.

 Что ни делал - как назло,
 Завертело, замело.

 *

 Колос вырос из побега
 Всем невзгодам супротив.
 Он промыкался, побегал -
 И вернулся в коллектив.

 Уж как наше село
 Снова члена обрело!

 *

 Хватит роги ломать, как коровам,
 Перевинчивать, перегибать,-
 А не то, Гузенков с Мотяковым,
 Мы покажем вам кузькину мать!
1971
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Водой наполненные горсти
 Ко рту спешили поднести -
 Впрок пили воду черногорцы
 И жили впрок - до тридцати.

 А умирать почетно было
 Средь пуль и матовых клинков,
 И уносить с собой в могилу
 Двух-трех врагов, двух-трех врагов.

 Пока курок в ружье не стерся,
 Стреляли с седел, и с колен,-
 И в плен не брали черногорца -
 Он просто не сдавался в плен.

 А им прожить хотелось до ста,
 До жизни жадным, - век с лихвой,-
 В краю, где гор и неба вдосталь,
 И моря тоже - с головой:

 Шесть сотен тысяч равных порций
 Воды живой в одной горсти...
 Но проживали черногорцы
 Свой долгий век - до тридцати.

 И жены их водой помянут,
 И прячут их детей в горах
 До той поры, пока не станут
 Держать оружие в руках.

 Беззвучно надевали траур,
 И заливали очаги,
 И молча лили слезы в траву,
 Чтоб не услышали враги.

 Чернели женщины от горя,
 Как плодородная земля,-
 За ними вслед чернели горы,
 Себя огнем испепеля.

 То было истинное мщенье -
 Бессмысленно себя не жгут:
 Людей и гор самосожженье -
 Как несогласие и бунт.

 И пять веков,- как божьи кары,
 Как мести сына за отца,-
 Пылали горные пожары
 И черногорские сердца.

 Цари менялись, царедворцы,
 Но смерть в бою - всегда в чести, -
 Не уважали черногорцы
 Проживших больше тридцати.

 Мне одного рожденья мало -
 Расти бы мне из двух корней...
 Жаль, Черногория не стала
 Второю родиной моей.
1974
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Я вам расскажу про то, что будет,
 Вам такие приоткрою дали!..
 Пусть меня историки осудят
 За непонимание спирали.

 Возвратятся на свои на круги
 Ураганы поздно или рано,
 И, как сыромятные подпруги,
 Льды затянут брюхо океана.

 Словно наговоры и наветы,
 Землю обволакивают вьюги.
 Дуют, дуют северные ветры,
 Превращаясь в южные на юге.

 Упадут огромной силы токи
 Со стальной коломенской версты,
 И высоковольтные потоки
 Станут током низкой частоты.

 И завьются бесом у антенны,
 И, пройдя сквозь омы - на реле,
 До того ослабнут постепенно,
 Что лови их стрелкой на шкале!

 В скрипе, стуке, скрежете и гуде
 Слышно, как клевещут и судачат.
 Если плачут северные люди,
 Значит, скоро южные заплачут.

 И тогда не орды чингисханов,
 И не сабель звон, не конский топот,-
 Миллиарды выпитых стаканов
 Эту землю грешную затопят.
1976
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Возле города Пекина
 Ходят-бродят хунвейбины,
 И старинные картины
 Ищут-рыщут хунвейбины,-
 И не то чтоб хунвейбины
 Любят статуи, картины:
 Вместо статуй будут урны
 "Революции культурной".

 И ведь главное, знаю отлично я,
 Как они произносятся,-
 Но что-то весьма неприличное
 На язык ко мне просится:
 Хун-вей-бины...

 Вот придумал им забаву
 Ихний вождь товарищ Мао:
 Не ходите, дети, в школу -
 Приходите бить крамолу!
 И не то чтоб эти детки
 Были вовсе малолетки,-
 Изрубили эти детки
 Очень многих на котлетки!

 И ведь главное, знаю отлично я,
 Как они произносятся,-
 Но что-то весьма неприличное
 На язык ко мне просится:
 Хун-вей-бины...

 Вот немного посидели,
 А теперь похулиганим -
 Что-то тихо, в самом деле,-
 Думал Мао с Ляо Бянем,-
 Чем еще уконтрапупишь
 Мировую атмосферу:
 Вот еще покажем крупный кукиш
 США и СССРу!

 И ведь главное, знаю отлично я,
 Как они произносятся,-
 Но что-то весьма неприличное
 На язык ко мне просится:
 Хун-вей-бины...
1966
» к списку 
» На отдельной странице

ВООРУЖЕН И ОЧЕНЬ ОПАСЕН

 
 Запоминайте:
 Приметы - это суета,-
 Стреляйте в черного кота,
 Но плюнуть трижды никогда
 Не забывайте!

 И не дрожите!
 Молясь, вы можете всегда
 Уйти от Страшного суда,-
 А вот от пули, господа,
 Не убежите!

 Кто там крадется вдоль стены,
 Всегда в тени и со спины?
 Его шаги едва слышны -
 Остерегитесь!
 Он врал, что истина в вине.
 Кто доверял ему вполне -
 Уже упал с ножом в спине,-
 Поберегитесь!

 За маской не узнать лица,
 В глазах - по девять грамм свинца,
 Расчет его точен и ясен.
 Он не полезет на рожон,
 Он до зубов вооружен
 И очень, очень опасен!

 Не доверяйте
 Ему ни тайн своих, ни снов,
 Не говорите лишних слов -
 Под пули зря своих голов
 Не подставляйте!

 Гниль и болото
 Произвели его на свет;
 Неважно - прав ты или нет -
 Он в ход пускает пистолет
 С пол-оборота.

 Он жаден, зол, хитер, труслив,
 Когда он пьет, тогда слезлив,
 Циничен он и не брезглив:
 "Когда и сколько?"
 Сегодня - я, а завтра - ты,-
 Нас уберут без суеты.
 Зрачки его черны, пусты -
 Как дула кольта.

 За маской не узнать лица,
 В глазах - по девять грамм свинца,
 Расчет его точен и ясен.
 Он не полезет на рожон,
 Он до зубов вооружен
 И очень, очень опасен!
1976
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Вот - главный вход, но только вот
 Упрашивать - я лучше сдохну,-
 Хожу я через черный ход,
 А выходить стараюсь в окна.

 Не вгоняю я в гроб никого,
 Но вчера меня, тепленького -
 Хоть бываю и хуже я сам,-
 Оскорбили до ужаса.

 И, плюнув в пьяное мурло
 И обвязав лицо портьерой,
 Я вышел прямо сквозь стекло -
 В объятья к милиционеру.

 И меня - окровавленного,
 Всенародно прославленного,
 Прям как был я - в амбиции
 Довели до милиции.

 И, кулаками покарав
 И попинав меня ногами,
 Мне присудили крупный штраф -
 За то, что я нахулиганил.

 А потом - перевязанному,
 Несправедливо наказанному -
 Сердобольные мальчики
 Дали спать на диванчике.

 Проснулся я - еще темно,-
 Успел поспать и отдохнуть я,-
 Я встал и, как всегда,- в окно,
 А на окне - стальные прутья!

 И меня - патентованного,
 Ко всему подготовленного,-
 Эти прутья печальные
 Ввергли в бездну отчаянья.

 А рано утром - верь не верь -
 Я встал, от слабости шатаясь,-
 И вышел в дверь - я вышел в дверь! -
 С тех пор в себе я сомневаюсь.

 В мире - тишь и безветрие,
 Тишина и симметрия,-
 На душе моей - тягостно,
 И живу я безрадостно.


 зима -1967
1966
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Вот в плащах, подобных плащ-палаткам,-
 Кто решил <в> такое одевать!-
 Чтоб не стать останками остаткам,-
 Люди начинают колдовать.

 Девушка под поезд- все бывает,-
 Тут уж - истери не истери,-
 И реаниматор причитает:
 "Милая, хорошая, умри!

 Что ты будешь делать, век больная,
 Если б даже я чего и смог?
 И нужна ли ты кому такая -
 Без всего, и без обеих ног!"

 Выглядел он жутко и космато,
 Он старался за нее дышать,-
 Потому что врач-реаниматор -
 Это значит: должен оживлять!

 ...Мне не спится и не может спаться -
 Не затем, что в мире столько бед:
 Просто очень трудно оклематься -
 Трудно, так сказать, реаниматься,
 Чтоб писать поэмы, а не бред.

 Я - из хирургических отсеков,
 Из полузапретных катакомб,
 Там, где оживляют человеков,-
 Если вы слыхали о таком.

 Нет подобных боен и в корриде -
 Фору дам, да даже сотню фор...
 Только постарайтесь в странном виде
 Не ходить на красный светофор!
1973
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
Вот и разошлись пути-дороги вдруг:
Один - на север, другой - на запад,-
Грустно мне, когда уходит друг
Внезапно, внезапно.

 Ушел,- невелика потеря
 Для многих людей.
 Не знаю, как другие, а я верю,
 Верю в друзей.

Наступило время неудач,
Следы и души заносит вьюга,
Все из рук плохо - плач не плач,-
Нет друга, нет друга.

 Ушел,- невелика потеря
 Для многих людей.
 Не знаю, как другие, а я верю,
 Верю в друзей.

А когда вернется друг назад
И скажет: "Ссора была ошибкой",
Бросим на минувшее мы взгляд
С улыбкой, с улыбкой.

 Ушло,- невелика потеря
 Для многих людей...
 Не знаю, как другие, а я верю,
 Верю в друзей.
1968
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Вот она, вот она -
 Наших душ глубина,
 В ней два сердца плывут, как одно,-
 Пора занавесить окно.

 Пусть в нашем прошлом будут рыться люди странные,
 И пусть сочтут они, что стоит все его приданное,-
 Давно назначена цена
 И за обоих внесена -
 Одна любовь, любовь одна.

 Холодна, холодна
 Голых стен белизна,-
 Но два сердца стучат, как одно,
 И греют, и - настежь окно!

 Но перестал дарить цветы он просто так, не к случаю,
 Любую женщину в кафе теперь считает лучшею.
 И улыбается она
 Случайным людям у окна,
 И привыкает засыпать одна. 


 Между 1970 и
1978
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Вот что:
 Жизнь прекрасна, товарищи,
 И она удивительно,
 И она коротка,-
 Это самое-самое главное.

 Этого
 В фильме прямо не сказано,-
 Может, вы не заметили
 И решили, что не было
 Самого-самого главного?

 Может быть,
 В самом деле и не было,-
 Было только желание,-
 Значит,
 Значит, это для вас
 Будет в следующий раз.

 И вот что:
 Человек человечеству -
 Друг, товарищ и брат у нас,
 Друг, товарищ и брат,-
 Это самое-самое главное.

 Труд нас
 Должен облагораживать,-
 Он из всех из нас делает
 Настоящих людей,-
 Это самое-самое главное.

 Правда вот,
 В фильме этого не было -
 Было только желание,-
 Значит,
 Значит, это для вас
 Будет в следующий раз.

 Мир наш -
 Колыбель человечества,
 Но не век находиться нам
 В колыбели своей,-
 Циолковский сказал еще.

 Скоро
 Даже звезды далекие
 Человечество сделает
 Достояньем людей,-
 Это самое-самое главное.

 Этого
 В фильме прямо не сказано -
 Было только желание,-
 Значит,
 Значит, это для вас
 Будет в следующий раз.
1966
» к списку 
» На отдельной странице

ВОТ ЭТО ДА

 
 Вот это да, вот это да!
 Сквозь мрак и вечность-решето,
 Из зала Страшного суда
 Явилось то - не знаю что.

 Играйте туш!
 Быть может, он -
 Умерший муж
 Несчастных жен,
 Больных детей
 Больной отец,
 Благих вестей
 Шальной гонец.

 Вот это да, вот это да!
 Спустился к нам - не знаем кто,-
 Как снег на голову суда,
 Упал тайком, инкогнито!

 Но кто же он?
 Хитрец и лгун?
 Или - шпион,
 Или колдун?
 Каких дворцов
 Он господин,
 Каких отцов
 Заблудший сын?

 Вот это да, вот это да!
 И я спросил, как он рискнул,-
 Из ниоткуда в никуда
 Перешагнул, перешагнул?

 Он мне: "Внемли!"
 И я внимал,
 Что он с Земли
 Вчера сбежал,
 Решил: "Нырну
 Я в гладь и тишь!"
 Но в тишину
 Без денег - шиш!
 Мол, прошмыгну
 Как мышь, как вошь,
 Но в тишину
 Не прошмыгнешь!

 Вот это да, вот это да!
 Он повидал печальный край,-
 В аду - бардак и лабуда,-
 И он опять - в наш грешный рай.

 Итак, оттуда
 Он удрал,
 Его Иуда
 Обыграл -
 И в "тридцать три",
 И в "сто одно".
 Смотри, смотри!
 Он видел дно,
 Он видел ад,
 Но сделал он
 Свой шаг назад -
 И воскрешен!

 Вот это да, вот это да!
 Прошу любить, играйте марш!
 Мак-Кинли - маг, суперзвезда,
 Мессия наш, мессия наш!

 Владыка тьмы
 Его отверг,
 Но примем мы -
 Он человек!
 Душ не губил
 Сей славный муж,
 Самоубий-
 ство - просто чушь,
 Хоть это де-
 шево и враз -
 Не проведешь
 Его и нас!

 Вот это да, вот это да!
 Вскричал петух, и пробил час.
 Мак-Кинли - бог, суперзвезда,-
 Он - среди нас, он - среди нас!

 Он рассудил,
 Что Вечность - хлам,
 И запылил
 На свалку к нам.
 Он даже спьяну
 Не дурил,
 Марихуану
 Не курил,
 И мы хотим
 Отдать концы,
 Мы бегством мстим,
 Мы - беглецы!

 Вот это да! Вот это да!
1974
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Вот я вошел, и дверь прикрыл,
 И показал бумаги,
 И так толково объяснил
 Зачем приехал в лагерь.

 Начальник - как уключина,-
 Скрипит - и ни в какую!
 "В кино мне роль поручена,-
 Опять ему толкую,-

 И вот для изучения -
 Такое ремесло -
 Имею направление!
 Дошло теперь?" - "Дошло!

 Вот это мы приветствуем,-
 Чтоб было, как с копирки,
 Вам хорошо б - под следствием
 Полгодика в Бутырке!

 Чтоб ощутить затылочком,
 Что чуть не расстреляли,
 Потом - по пересылочкам,-
 Тогда бы вы сыграли!.."

 Внушаю бедолаге я
 Настойчиво, с трудом:
 "Мне нужно - прямо с лагеря -
 Не бывши под судом!"

 "Да вы ведь знать не знаете,
 За что вас осудили,-
 Права со мной качаете -
 А вас еще не брили!"

 "Побреют!- рожа сплющена!-
 Но все познать желаю,
 А что уже упущено -
 Талантом наверстаю!"

 "Да что за околесица,-
 Опять он возражать,-
 Пять лет в четыре месяца -
 Экстерном, так сказать!.."

 Он даже шаркнул мне ногой -
 Для секретарши Светы:
 "У нас, товарищ дорогой,
 Не университеты!

 У нас не выйдет с кондачка,
 Из ничего - конфетка:
 Здесь - от звонка и до звонка,-
 У нас не пятилетка!

 Так что, давай-ка ты, валяй -
 Какой с артиста толк!-
 У нас своих хоть отбавляй", -
 Сказал он и умолк.

 Я снова вынул пук бумаг,
 Ору до хрипа в глотке:
 Мол, не имеешь права, враг,-
 Мы здесь не в околотке!

 Мол, я начальству доложу,-
 Оно, мол, разберется!..
 Я стервенею, в роль вхожу,
 А он, гляжу,- сдается.

 Я в раже, удержа мне нет,
 Бумагами трясу:
 "Мне некогда сидеть пять лет -
 Премьера на носу!"
 

 Между 1970 и
1978
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Вот я выпиваю,
 потом засыпаю,
 Потом просыпаюсь попить натощак,-
 И вот замечаю:
 не хочется чаю,
 А в крайнем случае - желаю коньяк.

 Всегда по субботам
 мне в баню охота,
 Но нет - я иду соображать на троих...
 Тут врали ребяты,
 что есть телепаты,
 И даже читали в газете про их.

 А я их рассказу
 поверил не сразу,-
 Сперва я женился -
 и вспомнил, ей-ей:
 Чтоб как у людей я
 желаю жить с нею,-
 Ан нет - все выходит не как у людей!

 У них есть агенты
 и порпациенты -
 Агенты не знаю державы какой,-
 У них инструменты -
 магнитные ленты,
 И нас они делают левой ногой.

 Обидно, однако -
 вчера была драка:
 Подрались - обнялись,- гляжу, пронесло.
 А агент внушает:
 "Добей - разрешаю!"
 Добил... Вот уже восемь суток прошло.

 Мне эта забота
 совсем не по нраву:
 пусть гнусности мне перестанут внушать!
 Кончайте калечить
 людям кажный вечер
 И дайте возможность самим поступать!


 Между 1966 и
1971
» к списку 
» На отдельной странице

ВРАТАРЬ

 
Да, сегодня я в ударе, не иначе -
Надрываются в восторге москвичи,-
Я спокойно прерываю передачи
И вытаскиваю мертвые мячи.

Вот судья противнику пенальти назначает -
Репортеры тучею кишат у тех ворот.
Лишь один упрямо за моей спиной скучает -
Он сегодня славно отдохнет!

 Извиняюсь,
 вот мне бьют головой...
 Я касаюсь -
 подают угловой.
 Бьет десятый - дело в том,
 Что своим "сухим листом"
 Размочить он может счет нулевой.

Мяч в моих руках - с ума трибуны сходят,-
Хоть десятый его ловко завернул.
У меня давно такие не проходят!..
Только сзади кто-то тихо вдруг вздохнул.

Обернулся - слышу голос из-за фотокамер:
"Извини, но ты мне, парень, снимок запорол.
Что тебе - ну лишний раз потрогать мяч руками,-
Ну, а я бы снял красивый гол".

 Я хотел его послать -
 не пришлось:
 Еле-еле мяч достать
 удалось.
 Но едва успел привстать,
 Слышу снова: "Вот, опять!
 Все б ловить тебе, хватать - не дал снять!"

"Я, товарищ дорогой, все понимаю,
Но культурно вас прошу: пойдите прочь!
Да, вам лучше, если хуже я играю,
Но поверьте - я не в силах вам помочь".

Вот летит девятый номер с пушечным ударом -
Репортер бормочет: "Слушай, дай ему забить!
Я бы всю семью твою всю жизнь снимал задаром..." -
Чуть не плачет парень. Как мне быть?!

 "Это все-таки футбол,-
 говорю.-
 Нож по сердцу - каждый гол
 вратарю".
 "Да я ж тебе как вратарю
 Лучший снимок подарю,-
 Пропусти - а я отблагодарю!"

Гнусь, как ветка, от напора репортера,
Неуверенно иду на перехват...
Попрошу-ка потихонечку партнеров,
Чтоб они ему разбили аппарат.

Ну, а он все ноет: "Это ж, друг, бесчеловечно -
Ты, конечно, можешь взять, но только, извини,-
Это лишь момент, а фотография - навечно.
А ну, не шевелись, потяни!"

 Пятый номер в двадцать два -
 знаменит,
 Не бежит он, а едва
 семенит.
 В правый угол мяч, звеня,-
 Значит, в левый от меня,-
 Залетает и нахально лежит.

В этом тайме мы играли против ветра,
Так что я не мог поделать ничего...
Снимок дома у меня - два на три метра -
Как свидетельство позора моего.

Проклинаю миг, когда фотографу потрафил,
Ведь теперь я думаю, когда беру мячи:
Сколько ж мной испорчено прекрасных фотографий! -
Стыд меня терзает, хоть кричи.

 Искуситель-змей, палач!
 Как мне жить?!
 Так и тянет каждый мяч
 пропустить.
 Я весь матч борюсь с собой -
 Видно, жребий мой такой...
 Так, спокойно - подают угловой...
1971
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Все позади - и КПЗ, и суд,
 И прокурор, и даже судьи с адвокатом,-
 Теперь я жду, теперь я жду -
 куда, куда меня пошлют,
 Куда пошлют меня работать за бесплатно.

 Мать моя - давай рыдать,
 Давай думать и гадать,
 Куда, куда меня пошлют.
 Мать моя - давай рыдать,
 А мне ж ведь, в общем, наплевать,
 Куда, куда меня пошлют.

 До Воркуты идут посылки долго,
 До Магадана - несколько скорей,-
 Но там ведь все, но там ведь все -
 такие падлы, суки, волки,-
 Мне передач не видеть, как своих ушей.

 Мать моя - давай рыдать,
 Давай думать и гадать,
 Куда, куда меня пошлют.
 Мать моя - давай рыдать,
 А мне ж ведь, в общем, наплевать,
 Куда, куда меня пошлют.

 И вот уж слышу я: за мной идут -
 Открыли дверь и сонного подняли,-
 И вот сейчас, вот прям сейчас
 меня куда-то повезут,
 А вот куда - опять, паскуды, не сказали.

 Мать моя - опять рыдать,
 Опять думать и гадать,
 Куда, куда меня пошлют.
 Мать моя - опять рыдать,
 А мне ж ведь в общем наплевать,
 Куда, куда меня пошлют.

 И вот на месте мы - вокзал и брань,-
 Но, слава богу, хоть с махрой не остро.
 И вот сказали нам, что нас
 везут туда - в Тьмутаракань -
 Куда-то там на Кольский полуостров.

 Мать моя - опять рыдать,
 Опять думать и гадать,
 Куда, куда меня пошлют...
 Мать моя, кончай рыдать,
 Давай думать и гадать,
 Когда меня обратно привезут!
1963
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Все <с> себя снимаю - слишком душно,-
 За погодой следую послушно,-
 Но...
 все долой - нельзя ж!
 Значит, за погодой не угнаться:
 Дальше невозможно раздеваться,-
 Да,
 это же не пляж!

 Что-то с нашей модой стало ныне:
 Потеснили "макси" снова "мини" -
 Вновь,
 вновь переворот!
 Право, мне за модой не угнаться -
 Дальше невозможно <одеваться>,
 Но -
 и наоборот!

 Скучно каждый вечер слушать речи.
 У меня - за вечер по две встречи,-
 Тот
 и другой - не прост.
 Трудно часто переодеваться -
 Значит, мне приходится стараться,-
 Вот,
 вот ведь в чем вопрос!
1973
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Всю Россию до границы
 Царь наш кровью затопил,
 А жену свою - царицу
 Колька Гришке уступил.

 За нескладуху-неладуху -
 Сочинителю по уху!
 Сочинитель - это я,
 А часового бить нельзя!
1965
» к списку 
» На отдельной странице

ВТОРАЯ ПЕСЕНКА АЛИСЫ

 
 Догонит ли в воздухе - или шалишь -
 Летучая кошка летучую мышь?
 Собака летучая - кошку летучую?
 Зачем я себя этой глупостью мучаю?

 А раньше я думала, стоя над кручею:
 Ах, как бы мне сделаться тучей летучею!
 Ну вот я и стала летучею тучею,
 и вот я решаю по этому случаю:

 Догонит ли в воздухе - или шалишь -
 Летучая кошка летучую мышь?
1973
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Вы в огне да и в море вовеки не сыщете брода,-
 Мы не ждали его - не за легкой добычей пошли.
 Провожая закат, мы живем ожиданьем восхода
 И, влюбленные в море, живем ожиданьем земли.

 Помнишь детские сны о походах Великой Армады,
 Абордажи, бои, паруса - и под ложечкой ком?..
 Все сбылось: "Становись! Становись!" - раздаются команды,-
 Это требует море - скорей становись моряком!

 Наверху, впереди - злее ветры, багровее зори,-
 Правда, сверху видней, впереди же - исход и земля.
 Вы матросские робы, кровавые ваши мозоли
 Не забудьте, ребята, когда-то надев кителя!

 По сигналу "Пошел!" оживают продрогшие реи,
 Горизонт опрокинулся, мачты упали ничком.
 Становись, становись, становись человеком скорее,-
 Это значит на море - скорей становись моряком!

 Поднимаемся в небо по вантам, как будто по вехам,-
 Там и ветер живой - он кричит, а не шепчет тайком:
 Становись, становись, становись, становись человеком! -
 Это значит на море - скорей становись моряком!

 Чтоб отсутствием долгим вас близкие не попрекали,
 Не грубейте душой и не будьте покорны судьбе,-
 Оставайтесь, ребята, людьми, становясь моряками;
 Становясь капитаном - храните матроса в себе!
1976
» к списку 
» На отдельной странице

ВЫСОТА

 
 Вцепились они в высоту, как в свое.
 Огонь минометный, шквальный...
 А мы все лезли толпой на нее,
 Как на буфет вокзальный.

 И крики "ура" застывали во рту,
 Когда мы пули глотали.
 Семь раз занимали мы ту высоту -
 Семь раз мы ее оставляли.

 И снова в атаку не хочется всем,
 Земля - как горелая каша...
 В восьмой раз возьмем мы ее насовсем -
 Свое возьмем, кровное, наше!

 А может ее стороной обойти,-
 И что мы к ней прицепились?!
 Но, видно, уж точно - все судьбы-пути
 На этой высотке скрестились.
1965
» к списку 
» На отдельной странице

* * *

 
 Где-то там на озере
 На новеньком бульдозере
 Весь в комбинезоне и в пыли -
 Вкалывал он до зари,
 Считал, что черви - козыри,
 Из грунта выколачивал рубли.

 Родственники, братья ли -
 Артельщики, старатели,-
 Общие задачи, харч и цель.
 Кстати ли, некстати ли -
 Но план и показатели
 Не каждому идут, а на артель.

 Говорили старожилы,
 Что кругом такие жилы! -
 Нападешь на крупный куст -
 Хватит и на зубы, и на бюст.

 Как-то перед зорькою,
 Когда все пили горькую,
 В головы ударили пары, -
 Ведомый пьяной мордою,
 Бульдозер ткнулся в твердую
 Глыбу весом в тонны полторы.

 Как увидел яму-то -
 Так и ахнул прямо там, -
 Втихаря хотел - да не с руки:
 Вот уж вспомнил маму-то!..
 Кликнул всех - вот сраму-то!-
 Сразу замелькали кулаки.

 Как вступили в спор чины -
 Все дела испорчены :
 "Ты, юнец, - Фернандо де Кортец!"
 Через час все скорчены,
 Челюсти попорчены,
 Бюсты переломаны вконец.
1968
» к списку 
» На отдельной странице

ГЕРБАРИЙ

 
Чужие карбонарии,
Закушав водку килечкой,
Спешат в свои подполия
Налаживать борьбу,-
А я лежу в гербарии,
К доске пришпилен шпилечкой,
И пальцами до боли я
По дереву скребу.

Корячусь я на гвоздике,
Но не меняю позы.
Кругом - жуки-навозники
И крупные стрекозы,-
По детству мне знакомые -
Ловил я их, копал,
Давил, - но в насекомые
Я сам теперь попал.

Под всеми экспонатами -
Эмалевые планочки,-
Все строго по-научному -
Указан класс и вид...
Я с этими ребятами
Лежал в стеклянной баночке,
Дрались мы,- это к лучшему:
Узнал, кто ядовит.

Я представляю мысленно
Себя в большой постели,-
Но подо мной написано:
"Невиданный доселе"...
Я гомо был читающий,
Я сапиенсом был,
Мой класс - млекопитающий,
А вид... уже забыл.

В лицо ль мне дуло, в спину ли,
В бушлате или в робе я -
Стремился, кровью крашенный,
Обратно к шалашу,-
И на тебе - задвинули
В наглядные пособия,-
Я злой и ошарашенный
На стеночке вишу.

Оформлен как на выданье,
Стыжусь, как ученица, -
Жужжат шмели солидные,
Что надо подчиниться,
А бабочки хихикают
На странный экспонат,
Личинки мерзко хмыкают
И куколки язвят.

Ко мне с опаской движутся
Мои собратья прежние -
Двуногие, разумные, -
Два пишут - три в уме.
Они пропишут ижицу -
Глаза у них не нежные,-
Один брезгливо ткнул в меня
И вывел резюме:

"С ним не были налажены
Контакты, и не ждем их,-
Вот потому он, гражданы,
Лежит у насекомых.
Мышленье в ем не развито,
С ним вечное ЧП,-
А здесь он может разве что
Вертеться на пупе".

Берут они не круто ли?!-
Меня нашли не во поле!
Ошибка это глупая -
Увидится изъян,-
Накажут тех, кто спутали,
Заставят, чтоб откнопили,-
И попаду в подгруппу я
Хотя бы обезьян.

Нет, не ошибка - акция
Свершилась надо мною,-
Чтоб начал пресмыкаться я
Вниз пузом, вверх спиною,-
Вот и лежу, расхристанный,
Разыгранный вничью,
Намеренно причисленный
К ползучему жучью.

А может, все провертится
И вскорости поправится...
В конце концов, ведь досточка -
Не плаха, говорят,-
Все слюбится да стерпится,
Мне даже стала нравиться
Молоденькая осочка
И кокон-шелкопряд.

А мне приятно с осами -
От них не пахнет псиной,
Средь них бывают особи
И с талией осиной.
Да, кстати, и из коконов
Родится что-нибудь
Такое, что из локонов
И что имеет грудь...

Червяк со мной не кланится,
А оводы со слепнями
Питают отвращение
К навозной голытьбе,-
Чванливые созданьица
Довольствуются сплетнями,-
А мне нужны общения
С подобными себе!

Пригрел сверчка-дистрофика -
Блоха сболтнула, гнида,-
И глядь - два тертых клопика
Из третьего подвида,-
Сверчок полузадушенный
Вполсилы свиристел,
Но за покой нарушенный
На два гвоздочка сел.

Паук на мозг мой зарится,
Клопы кишат - нет роздыха,
Невестой хороводится
Красивая оса...
Пусть что-нибудь заварится,
А там - хоть на три гвоздика,-
А с трех гвоздей, как водится,
Дорога - в небеса.

В мозгу моем нахмуренном
Страх льется по морщинам:
Мне станет шершень шурином -
А что мне станет сыном?..
Я не желаю, право же,
Чтоб трутень был мне тесть!
Пора уже, пора уже
Напрячься и воскресть!

Когда в живых нас тыкали
Булавочками колкими -
Махали пчелы крыльями,
Пищали муравьи,-
Мы вместе горе мыкали -
Все проткнуты иголками,-
Забудем же, кем были мы,
Товарищи мои!

Заносчивый немного я,
Но - в горле горечь комом:
Поймите, я, двуногое,
Попало к насекомым!
Но кто спасет нас, выручит,
Кто снимет нас с доски?!
За мною - прочь со шпилечек,
Товарищи жуки!

И, как всегда в истории,
Мы разом спины выгнули,-
Хоть осы и гундосили,
Но кто силен, тот прав,-
Мы с нашей территории
Клопов сначала выгнали
И паучишек сбросили
За старый книжный шкаф.

Скандал в мозгах уляжется,
Зато у нас все дома,
И поживают, кажется,
Уже не насекомо.
А я - я нежусь ванночкой
Без всяких там обид...
Жаль, над моею планочкой
Другой уже прибит.
1976
» к списку 
» На отдельной странице

 

 

 

Категория: Стихи | Добавил: aaa2158 (27.11.2015)
Просмотров: 87 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar