MENU
Главная » Статьи » Физика и математика » Американцы на Луне.

Абсолютное доказательство второй всемирной аферы США 3.

Яндекс.Метрика

 

                     Выход на околоземную орбиту.

 

Могла ли состояться экспедиция на Луну, если бы во время выхода на околоземную орбиту произошла авария, взрыв, разрушение ракеты или полезного груза; или любая из трёх ступеней не смогла бы отработать необходимое количество импульса для придания полезному грузу первой космической скорости?

 

Я прошу заметить, что вероятность успешного вывода полезного груза на околоземную орбиту с помощью трёхступенчатой ракеты «Сатурн-5» вычисляется следующим образом:

- вероятность успешной отработки первой ступени всеми пятью двигателями F-1

- И безаварийного её отделения

- И успешного включения всех пяти двигателей J-2 второй ступени

- И успешной отработки второй ступени всеми пятью двигателями J-2

- И безаварийного отделения второй ступени

- И успешного включения двигателя J-2 третьей ступени

- И успешной отработки необходимой части топлива третьей ступенью

- И безаварийного отключения двигателя третьей ступени.

 

Очевидно, что доводка нового ракетоносителя в 60-70-х годах являла собой довольно длинный, сложный, дорогой, а подчас и трагичный процесс; тем более, если речь идёт не только о принципиально новой технике, но скорее об уникальной ракете, технические характеристики которой невозможно повторить даже спустя 50 лет!

Для тех, кто интересуется техническими подробностями и историей ракеты-носителя «Сатурн-5», сама постановка вопроса о выводе с её помощью на околоземную орбиту полезного груза будет выглядеть абсурдом. Ранее в этой работе мы уже частично разбирали этот вопрос и упоминали соответствующие исследования авторитетных специалистов.

 

Как же оценить вероятность успешной работы системы, которой в принципе не существовало в заявленных НАСА параметрах?

Здесь, как сказал один очень известный товарищ, мы пойдём другим путём… А именно, давайте представим себе, что такой ракетоноситель существовал, и, более того, функционировал на стадии вывода полезного груза на околоземную орбиту именно с таким уровнем надёжности, как утверждает НАСА! В таком случае обвинить меня в предвзятости просто невозможно.

 

Итак, два тестовых испытания – первые два запуска этой ракеты в 1968 и 1969 году в беспилотных вариантах – завершились по версии НАСА «удачно» лишь в смысле отработки неких отдельных систем. Но в целом программа вывода полезного груза на планируемую орбиту ни в первом, ни во втором случае выполнена не была.

После этого, как я уже отмечал, у ракеты «Сатурн-5» пошёл «счастливый период», когда все пуски (согласно официальным данным) с выводом на околоземную орбиту полезной нагрузки (в виде космических кораблей «Аполлон» с живыми астронавтами) общей массой порядка 140 тонн происходили исключительно успешно. Это были запуски следующих «Аполлонов»: 8, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16 и 17. Давайте ещё присовокупим сюда запуск «Скайлэба», хотя даже по данным НАСА его масса якобы составляла 70, а не 140 тонн. Но мы не будем мелочиться…

Итак, всего за официальную историю эксплуатации «Сатурнов-5» имеем 12 запусков, из которых 2 – неудачные. Это означает, что часть неудач составляет 2/12, а успехов – соответственно 10/12 или 0,8(3). Таким образом, официальное (от НАСА) значение надёжности эксплуатации «Сатурна-5» как ракетоносителя для вывода полезного груза на околоземную орбиту составляет немногим более 83%.

           Полёт на опорной околоземной орбите.

 

Давайте представим себе, что ракета «Сатурн-5» вывела на низкую круговую околоземную орбиту связку командного и лунного модуля «Аполлона» и своей третьей ступени общей массой 140 тонн, сообщив этой связке первую космическую скорость – 7,9 км/сек. Возможно ли продолжение экспедиции, если с данным комплексом на околоземной орбите произойдёт какая-либо авария?

 

 

У американских конструкторов, которые пытались создать сверхмощную ракету «Сатурн-5», было одно существенное ограничение, навязанное непонятно кем и для чего – однопусковая схема полёта к Луне. Другими словами, всё хозяйство должно было стартовать в одной ракете, за один раз, одним пуском. Минимальная полезная масса комплекса на опорной околоземной орбите, необходимая для выполнения всей остальной миссии, как уже было сказано, должна быть не менее 140 тонн.

Соответственно, теоретические расчёты показывали, что трёхступенчатая ракета на старте должна была весить не менее 3000 тонн, а после отработки и отделения первой ступени на скорости 2.68 км/с – не менее 500 тонн.

Чем разогнать массу 500 тонн от 2.68 до 6.8 км/с с помощью второй ступени? Какими двигателями? Для того, чтобы это осуществить, необходимо было иметь компактные и мощные двигатели с тягой минимум по 100 тс, которые должны были обеспечивать необходимый удельный импульс. Теоретически максимально возможный выход энергии получается в результате горения водорода в кислороде. Поэтому не оставалось ничего другого, как попытаться сделать такой двигатель.

НАСА заявляет о создании двигателя J-2, работающего на реакции горения водорода в кислороде, где оба компонента находятся в сжиженном состоянии для достижения компактности запаса топлива и достаточности его количества. Пять таких двигателей якобы составляли маршевую связку второй ступени «Сатурна-5», и один J-2 – последней, третьей ступени. Единственный 100-тонник J-2 третьей ступени, по официальным данным НАСА, сжигая часть топлива, разгонял остатки комплекса с 6.8 до 7.9 км/с, выводя его на низкую круговую орбиту вокруг Земли.

История создания двигателя J-2 – сплошная череда неудач и взрывов, как на земле, так и в космосе. До начала «счастливого периода», ознаменовавшегося полётом «Аполлона-8» с тремя астронавтами сразу к Луне, ни один тестовый запуск J-2 не был завершен успешно!

 

До начала «счастливого периода», т.е. полёта «Аполлона-8» с экипажем прямо к Луне, у нас имеется всего 4 (четыре!) запуска S-IVB с двигателями J-2… скажем так, по направлению в космос: два раза на ракете «Сатурн-1Б» и дважды – с помощью «Сатурн-5». Как мы уже знаем, после вывода на околоземную орбиту ракетой «Сатурн-1Б» изделие SA-203 вдруг взорвалось на околоземной орбите на седьмом витке. И, кроме того, после неудачного запуска «Сатурна-5» 4 апреля 1968 года, третья ступень, которая после неудачной попытки повторного запуска двигателя J-2 отделилась от макета лунного корабля, вдруг взорвалась 7 апреля.

Кроме этих четырёх замечательных тестовых полётов, два из которых окончились взрывом третьей ступени «Сатурна-5» на околоземной орбите, а два других – разрушением третьей ступени c погружением её в воды мировых океанов, у нас имеются следующие легендарные и безаварийные (на данном этапе) пилотируемые полёты в космос – на «Аполлонах-» 8, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16 и 17. Путём несложных подсчётов получаем, что надёжность третьей ступени «Сатурна-5» в полёте на околоземной орбите согласно официальных данных НАСА (!) составляет 11/13 = 0,84615… или немногим менее 85%.

          Выполнение манёвра разгона к Луне.

 

Возможен ли полёт к Луне, если манёвр разгона с околоземной орбиты не удастся?

 

Повторное включение двигателя J-2 в невесомости четырежды не удалось, а потом (когда «на Луну летели» пилотируемые корабли) девять раз удалось. Всего имеем 13 событий, из которых 9 – удачные. Соответственно, общая надёжность данной технической системы при выполнении повторного включения двигателя J-2 составляет 9/13 = 0,69230…

Кроме этого, двигатель J-2 после своего повторного включения должен был отработать положенное количество импульса. Как будет работать этот двигатель в невесомости при повторном включении, до «счастливого периода полётов на Луну» оценить так и не удалось. Соответственно, чтобы не обидеть сторонников НАСА, давайте примем надёжность на уровне 99%, что примерно соответствует надёжности работы в космосе двигателей «Союзов» и «Протонов», развивавшихся и совершенствовавшихся 40 лет.

Итого, максимальная надежность рассматриваемого этапа у нас получается 0,6923 х 0,99 = 0,6854 или немногим более 68%.

 

Я прошу заметить, что мы берём для расчётов всю пилотируемую программу «Аполлонов», вернее её официальные результаты. А представьте себе, как выглядели бы эти показатели надёжности перед «первым облётом Луны» на «Аполлоне-8»! Вы пустили бы живых людей в такой полёт?… Но не будем отвлекаться, ведь у нас впереди ещё большая часть программы экспедиции.

                                  Полёт к Луне.

 

Возможно ли выполнение всей программы экспедиции, если по дороге к Луне с космическим кораблём возникнут какие-либо технические проблемы?

 

Даже само НАСА, рассказав человечеству историю об «Аполлоне-13», отрицательно ответило на этот вопрос.

Чтобы оценить вероятность успешного завершения данного этапа экспедиции, у нас снова есть под рукой прекрасная официальная статистика от НАСА, которая гласит, что из девяти пилотируемых полётов к Луне только в одном произошла маленькая такая проблемка – взрыв кислородного бака, из-за чего высадку на Луну пришлось отменить. Итого, вероятность успешного выполнения этого этапа составляет 8/9 = 0,(8) или немногим менее 89%.

 

             Отстыковка командного модуля.

 

Возможно ли успешное продолжение и полное выполнение программы экспедиции, если командный модуль не сможет отстыковаться по пути к Луне или если процесс отстыковки спровоцирует какие-либо технические проблемы с другими частями космического корабля?

 

Кто успел забыть или присоединился к нам только сейчас, напоминаю, что согласно официальной схеме пилотируемого полёта на Луну от НАСА командный модуль «Аполлона» мог поместиться в ракету «Сатурн-5» только в одном-единственном положении – маршевым двигателем к лунному модулю, т.е. вовнутрь.

Таким образом, после выполнения разгонного манёвра для полёта к Луне в космосе якобы летела связка из нескольких частей пилотируемого комплекса, собранная в следующем порядке: третья ступень «Сатурна-5», посадочная часть лунного модуля, возвращаемая часть лунного модуля, командный модуль и спускаемый аппарат (для атмосферы Земли).

При этом манёвр торможения для выхода на орбиту Луны можно было выполнить только с помощью двигательной установки командного модуля, который пристыкован к лунному модулю… маршевым двигателем. Спокойно!.. Даже бароны Мюнхгаузены из НАСА догадались, что рассказывать на полном серьёзе о стыковочном узле, расположенном прямо на раструбе сопла маршевого двигателя, – это уже чересчур.

Поэтому соединение лунного и командного модуля «Аполлона» у них якобы осуществлялось с помощью своеобразного каркаса, которым служила обшивка ракеты «Сатурн-5». Соответственно, командный модуль необходимо было отделить от этого каркаса.

 

Известно, что перед началом «счастливого периода» (шестиразового полного и успешного выполнения всей программы посещения Луны) НАСА декларирует две репетиции данного этапа, одна из которых якобы происходила на околоземной орбите («Аполлон-9»), другая – во время экспедиции «Аполлона-10» по пути к Луне.

Полёт по программе «Аполлона-9» полноценной репетицией рассматриваемого этапа назвать не получится по той простой причине, что полёт, во-первых, якобы выполнялся на околоземной орбите, а, во-вторых, с помощью другой ракеты – «Сатурн-1В»!

Единственным доказательством успешности выполнения рассматриваемой операции является фотография командного модуля «Аполлона» на фоне атмосферы и поверхности Земли (на которой, кстати, въедливые исследователи усмотрели перевёрнутое изображение технических помещений НАСА, на фоне которых наверняка и была сделана фотография командного модуля). Что мешало НАСА сделать видеозапись хотя бы части этой операции на околоземной орбите, совершенно непонятно. …Если, конечно, предполагать, что такая операция действительно выполнялась.

 

Давайте воспользуемся статистикой расстыковок в космосе в процессе выполнения пилотируемых полётов на космических кораблях серий «Восток», «Восход» и «Союз» с 1961 по 1972 годы. В каждом из этих полётов выполнялось отделение спускаемого аппарата для приземления, а также было выполнено две успешных расстыковки на орбите Земли (Союз-4-5 и Союз-11-Салют-1). Всего в автоматическом режиме было выполнено 17 расстыковок между частями космического корабля или разными космическими кораблями, и лишь одна из них (в полёте Юрия Гагарина) была выполнена с некоторыми проблемами, могущими стать причиной гибели космонавта.

Изучая официальные данные этого первого исторического полёта, приходится признать, что Гагарину тогда очень повезло, что он остался жив…

 

Таким образом, максимальную надёжность процесса расстыковки в космосе по состоянию на 1972 год для советской космической техники можно оценить как 16/17 или почти 0,9412. Мы примем это значение для оценки вероятности успешной расстыковки командного и лунного модулей «Аполлона» ещё и потому, что всерьёз рассматривать истории о стыковках-расстыковках на околоземной орбите космических кораблей «Джемини» не приходится из-за всплывших фактов об отсутствии таковых космических полётов в принципе. Кроме того, статистика стыковок-расстыковок в космосе, якобы выполнявшихся в этих «полётах», ещё хуже, чем советская. Поэтому мы возьмём лучшую статистику, стремясь получить максимальные значения надёжности каждого этапа в нашем исследовании.

    Пристыковка командного модуля другой стороной.

 

Возможно ли продолжение экспедиции на Луну, если командному модулю не удастся пристыковаться к остальной части комплекса?

 

По легенде НАСА выполнить манёвр выхода на орбиту Луны было возможно только с помощью маршевого двигателя командного модуля. Но если к этому моменту командный модуль не будет пристыкован к лунному модулю, о посадке на Луну придётся забыть. Лунные модули в связке с третьей ступенью «Сатурна-5» пролетят мимо Луны, превратившись в искусственный спутник Солнца. А это означает, что программа полёта выполнена не будет.

 

 

     Отстыковка третьей ступени «Сатурна-5».

 

На данный момент по трассе Земля-Луна согласно легенде НАСА движется связка командного, лунного модулей «Аполлона» и третья ступень «Сатурна-5». При этом третья ступень «Сатурна-5» к этому моменту практически полностью израсходовала запас топлива и являлась своеобразным балластом, от которого следовало избавиться. Если этого не сделать, мощности и/или запаса топлива в командном модуле не хватит для выполнения всей программы миссии. Как минимум, выполнение посадки на Луну станет невозможным.

 

Какова же вероятность успешной отстыковки последней ступени «Сатурна-5»? Ранее мы уже рассматривали вероятность успеха при отстыковке командного модуля. При этом мы были заведомо оптимистичны, оценив надёжность такой операции для данной техники на уровне 0,9412.

Давайте же и в данном случае применим эту оценку, которая означает, что третья ступень «Сатурна-5» могла бы без проблем покинуть комплекс и удалиться от него на безопасное расстояние не менее чем в 94 случаях из ста.

       Выполнение манёвра выхода на орбиту Луны.

 

Возможно ли выполнение программы миссии посещения Луны, если вовремя не выйти на круговую окололунную орбиту: промахнуться мимо Луны или же угодить прямо в её поверхность?

 

Оценить вероятность успешного выполнения такого манёвра мы можем, взяв официальные данные по полётам на Луну автоматических аппаратов СССР («Луна») и США («Сервейер») за период 1965-1972 годов. Как и следовало ожидать, поскольку в выполнении данного манёвра ничего архисложного нет, его успешное выполнение наблюдается в 23 случаях из 26, что соответствует уровню надёжности 23/26 = 0,8846 или приблизительно 88,5%.

              Отстыковка командного модуля.

 

Возможно ли выполнение задачи посещения Луны, если командному модулю не удастся отстыковаться от связки с лунными модулями на орбите Луны?

 

Здесь и далее прошу считать эти вопросы риторическими. Я просто хочу ещё и ещё раз подчеркнуть и напомнить читателю, что невыполнение любого из рассматриваемых этапов означает невыполнение программы экспедиции в целом.

 

Также напоминаю, что для всех отстыковок модулей «Аполлонов» друг от друга в процессе выполнения пилотируемых миссий к Луне мы условились применять уровень надёжности на уровне 0,9412. Таким образом, максимальную вероятность успешного выполнения данного этапа принимаем равной 94,12%.

Выполнение манёвра торможения для схода с орбиты Луны.

 

Возможна ли успешная посадка на поверхность Луны, если лунные модули не сумеют точно выполнить процедуру схода с орбиты Луны?

 

Я понимаю, что часть исследователей лунной аферы НАСА на этом месте будет сильно протестовать, поскольку считает полёты и успешные прилунения «Сервейеров» фикцией. Тем более, что эта программа была свернута в 1968 году – еще до начала пилотируемой программы «Аполлон»… Однако, как я обещал, мы всегда будем брать статистику в пользу НАСА.

Поэтому для данного этапа мы откажемся от статистики по «Лунам», а будем использовать только официальную американскую. Будем считать, что процедуру схода с окололунной орбиты НАСА даже улучшило, использовав наработки по «Сервейерах». И пока советские «Луны» иногда продолжали разбиваться («Луна-15», «Луна-18»), у «Аполлонов» на данном этапе экспедиции никаких проблем не возникало.

Добавляем к шести успешным «Сервейерам» из семи еще шесть удачных экспедиций «Аполлонов» и получаем вероятность успешного схода с орбиты Луны 12/13 = 0,923…

                            Мягкое прилунение.

 

Можно ли говорить об успехе миссии посещения Луны, если во время посадки на Луну астронавты разобьются или же случится какая-либо другая критическая поломка? Был ли у НАСА запасной вариант спасения экипажа на такой случай?

 

Статистика мягких посадок автоматических аппаратов на Луну по состоянию на первую половину 70-х годов даже еще хуже, чем статистика выполнения сходов с окололунной орбиты. Для «Лун» это 7/12 = 0,58(3), а для «Сервейеров» – 5/7 = 0,714… Достаточно сказать, что «Лунам» мягкая посадка покорилась только с восьмой (!) попытки.

Баронам Мюнхгаузенам из НАСА, естественно, это удалось сразу с первого раза («Сервейер-1»). Потом, словно спохватившись, «Серверйер-2» разбивается, третий – садится, четвёртый – опять разбивается, пятый, шестой и седьмой – уже садятся на Луну без проблем. Или «садятся»…

 

Так или иначе, все специалисты чётко понимали, что данный момент – один из самых опасных и непредсказуемых этапов в такой экспедиции. Поэтому советская лунная программа пилотируемого посещения Луны предусматривала необходимость мягкой посадки на Луну первого корабля в полностью автоматическом режиме, после чего второй корабль (с одним космонавтом) должен был выполнять попытку прилунения в непосредственной близости от первого.

Таким вот незамысловатым образом советские специалисты пробовали подстраховаться на случай критических повреждений второго корабля, если бы его посадка прошла слишком жестко или же корабль прилунился бы под таким углом, что старт с Луны стал бы невозможным. Естественно, пока первый корабль не прилунился бы успешно, попыток автоматических посадок на Луну первого (запасного) корабля нужно было выполнить соответствующее количество.

Во-вторых, советский посадочный лунный модуль должен был садиться в предварительно разведанное место, ориентируясь на Луноходы-радиомаяки. Оставить выбор места посадки космонавту, который имел очень ограниченный обзор поверхности Луны через крошечный иллюминатор, не представлялось разумным.

Если на Земле все старты пилотируемых космических кораблей происходят со специально подготовленных площадок, имеющих идеальную горизонталь, то на Луне добиться попадания всеми опорами посадочного модуля на относительно ровную площадку исключительно сложно.

Несмотря на наличие телескопических посадочных опор у всех моделей космических аппаратов, предназначенных для обратного старта с Луны, никто не может гарантировать посадку на поверхность Луны в такую точку, где общий крен аппарата не будет превышать неких максимальных значений.

Для наших оценок нет ничего лучше и доказательнее, чем официальная статистика НАСА, согласно которой за всю историю их космонавтики на Луну собирались садиться 13 аппаратов (7 «Сервейеров» и 6 «Аполлонов»). Удачных мягких прилунений у них якобы получилось 11. Из этого имеем оценку надёжности этого этапа на уровне 11/13 = 0,846…

Выход и пребывание на поверхности Луны двух астронавтов.

 

Можно ли говорить об успехе миссии посещения Луны, если бы во время пребывания двух астронавтов на поверхности Луны произошли некие технические проблемы, угрожающие их жизни? Или если в это же время проблемы возникли бы в командном модуле, находящемся на окололунной орбите? И в том, и в другом случае возвращение на Землю всего экипажа или его части стало бы невозможным.

 

Пешие прогулки по поверхности Луны – прерогатива только астронавтов НАСА и барона Мюнхгаузена, впрочем, как и пилотируемый орбитальный полёт вокруг другого небесного тела. Можно сколько угодно рассказывать об интересных наблюдениях скептиков, наполнить ещё пару сотен страниц описаниями всяческих несуразностей и ляпов, которые допустило НАСА в официальной документации этого этапа экспедиций, но, как гласит народная мудрость, от многократного повторения слова «сахар» во рту слаще не станет. Нам нужно сейчас оценить максимальную вероятность отсутствия критических проблем на данном этапе.

 

Очевидно, что успех данного этапа складывается из двух основных составляющих.

Во-первых, во время пребывания на Луне астронавты по легенде НАСА успешно покидали лунный модуль и возвращались в него, спали, ели; потом снова выходили на лунную поверхность, бегали, прыгали, падали, катались на машинке, возились с некой научной аппаратурой и совершенно без проблем возвращались в лунный модуль, задраивая за собой тот люк, в который астронавт с ранцем жизнеобеспечения на самом деле просто не пролазит…

Во-вторых, в то же самое время на орбите Луны летает командный модуль «Аполлона» с одним астронавтом, причем никаких проблем во время этого полета тоже не происходит.

 

Аналогов этим «достижениям» нет, и в ближайшем будущем не предвидится. Официальная позиция НАСА состоит в том, что все шесть удачных лунных экспедиций не встретили на данном этапе никаких проблем. Мы, как всегда в этом разделе, согласимся с версией НАСА. Более того, мы осмелимся предположить, что, даже если бы после этого были осуществлены еще 93 аналогичные экспедиции, то во всех 99 попытках на данном этапе проблем бы не возникло. И лишь только в сотой по счету экспедиции возникла бы критическая проблема.

Итак, мы предполагаем надёжность техники, обеспечивающей пребывание на Луне двух астронавтов, на уровне 0,99, и на таком же уровне надёжности – пилотируемый полёт на орбите вокруг другого небесного тела. Поскольку успех, как было сказано выше, складывается из одновременного выполнения этих двух составляющих, итого верхний уровень вероятности успешного выполнения рассматриваемого этапа получается 0,99 х 0,99 = 0,9801.

                    Старт с поверхности Луны.

 

Можно ли говорить о выполнении программы экспедиции, если двум астронавтам не удастся стартовать с поверхности Луны?

 

Кроме хронически успешных (по версии НАСА) пилотируемых экспедиций на Луну, только одна техническая система была в состоянии решить проблему обратного старта на Землю. Это были советские «Луны», но, конечно, не все, а только те, которые были предназначены для доставки проб лунного грунта на Землю. Так вот, из тех четырёх «Лун», которые успешно прилунились и/или взяли грунт, только трём удалось взлететь с Луны. «Луна-23» так навсегда и осталась на поверхности нашего ближайшего космического соседа.

Кроме этого, в официальной истории НАСА мы имеем ещё шесть удачных взлётов с Луны из шести попыток, якобы осуществлённых пилотируемыми кораблями серии «Аполлон». Итого, согласно официальным данным из 10 попыток землян взлететь с поверхности Луны удачными оказались 9, т.е. вероятность успешного выполнения данного этапа за всю историю новейшей земной космонавтики равна 9/10 = 0,9.

                    Выход на орбиту Луны.

 

Смогут ли двое астронавтов, побывавших на поверхности Луны, возвратиться на Землю, если лунному модулю не удастся выйти на расчетную орбиту вокруг Луны для стыковки с командным модулем?

 

Следует отметить, что собственно выход на некую орбиту вокруг Луны ещё не является достаточным условием для успешного выполнения данного этапа. Лунный модуль должен выйти на орбиту не только с заданными параметрами скорости, афелия, перигелия и направления, но также именно в такое место и время, чтобы его полёт проходил практически синхронно с командным модулем, а расстояние между модулями не превышало нескольких километров.

Для этого, во-первых, старт с Луны должен быть осуществлён с точностью до секунды. Как известно, командный модуль летит над Луной со скоростью приблизительно 1,7 км/с. Если опоздать со стартом даже на несколько секунд, командный модуль может стать недосягаемым, ведь ситуация отставания космических кораблей в орбитальном полете друг от друга кардинально отличается от отставания, к примеру, автомобилей на дороге друг от друга.

Если первый автомобиль может притормозить, а другой, наоборот, ускориться, и таким образом они могут решить задачу встречи, то ускорение космического корабля, находящегося в орбитальном полёте, приводит не к сближению с более медленным кораблем, а к повышению орбиты. Такой вариант развития событий как минимум тянет за собой дополнительный расход топлива на манёвры сближения у обоих модулей, которого на этом этапе полёта имеется очень ограниченное количество.

 

Во-вторых, тяга маршевого двигателя за всё время разгона и выхода на орбиту не должна отклоняться от расчётной. Конечно, данный двигатель можно довести до нужной степени совершенства на земных стендах. Но как он поведет себя в космосе на пятые сутки полёта после всех стартов, перестыковок, взрывов пиропатронов, посадки и взлёта с Луны – не знает никто.

Даже если параметры его работы в эти минуты хоть на пару процентов будут отличаться от расчётных, о выходе на необходимую орбиту для стыковки с командным модулем говорить не придётся. Кроме этого, вторая попытка выхода на окололунную орбиту невозможна, так же как и нет дублирующего маршевого двигателя на случай выхода из строя основного.

 

В-третьих, «компьютер» возвращаемого лунного модуля должен оперативно обрабатывать данные от оптических сенсоров и системы пеленгации, чтобы выдавать микродвигателям ориентации команды на выполнение импульсов, подправляющих направление разгона. Мы уже говорили о том, что у НАСА на тот момент не было технологии вертикального взлёта и посадки в вакууме на одном маршевом двигателе.

Неравномерная выработка топлива и окислителя из баков, разнесённых по разные стороны от центра масс такого корабля, вполне очевидным образом создает вращающий момент, погасить который теоретически могут только микродвигатели ориентации. Но в таком случае не менее очевиден снос с идеальной траектории разгона, направление которого зависит в первую очередь от того, каким боком относительно целевой орбиты разворачивает корабль.

Чтобы учесть все эти факторы в трехмерной области, нужны не только алгоритмы и соответствующее счетно-решающее устройство. Самое интересное, что в данном случае этот «компьютер» должен иметь возможность давать команды на выполнение импульсов микродвигателям ориентации, причем не только каждому по отдельности и на разное время, но и в необходимых по ситуации комбинациях с разной интенсивностью, чего в официальной документации по «Аполлонах» нет! Микродвигатель ориентации мог быть только включённым или выключенным определённое время; управлять его мощностью не предусматривалось.

 

В-четвёртых, все 16 микродвигателей ориентации должны работать идеально: включаться и выключаться в положенные моменты и выдавать в промежутках между ними положенное количество импульса. Если хотя бы у одного из них последует отказ в момент, когда необходимо выполнить корректировку направления разгона, мы получим такое отклонение от разгонной траектории, что останется только свечки в церкви поставить.

 

Но даже при полном выполнении всех вышеназванных условий (для реализации некоторых из которых, напоминаю, у НАСА на тот момент вообще не было никаких технических решений) выход на орбиту вокруг Луны с необходимой точностью на самом деле, как оказалось в первом десятилетии ХХI века, не является такой уж тривиальной задачей. Дело в том, что перед выполнением миссий пилотируемого «покорения» Луны у НАСА не было т.н. гравитационной карты для данного небесного тела.

А когда эту карту стало возможным сделать, оказалось, что перепады силы притяжения над разными участками Луны имеют довольно существенные значения, поэтому-де эту новую информацию обязательно нужно будет учитывать в будущем при освоении нашего единственного природного спутника!

Спрашивается, как же тогда в далеких 1969-1972 годах НАСА ухитрялось с такой невероятной точностью выводить на необходимую орбиту вокруг Луны примитивный крохотный модуль с двумя астронавтами, свернутыми в калачики, не имея этих карт?

 

Но и это ещё не всё. Хоть о проколах и технических ляпах от НАСА при «покорении» Луны можно рассказывать до бесконечности, но один из таких проколов-приколов, бросающихся в глаза именно при выполнении этого этапа, мне особенно нравится.

При сгорании аэрозина в тетраоксиде азота выделяется приблизительно 148 килокалорий на моль топливной смеси, что собственно и служит причиной выбора этих компонентов в качестве топлива для ракетных двигателей. И при этом сопло маршевого двигателя в возвращаемом лунном модуле НАСА почему-то упрятало вовнутрь корпуса этого аппарата!

Теперь на досуге подсчитайте, насколько поднимется температура этого корпуса в вакууме, если сжечь с помощью маршевого двигателя все 2353 литра топлива, которое там находится… Кстати, внутри обитаемого отсека объёмом 6,7 м3 – чистый кислород!

К этому моменту НАСА уже имело достаточно возможностей, чтобы взорвать своих астронавтов. Но чтобы испечь их живьём – в светлые головы «конструкторов» из Голливуда такая идея пришла только на этом этапе миссии…

 

* * *

 

Во всей истории мировой космонавтики только баронам Мюнхгаузенам из НАСА необходимо было выводить космический корабль на окололунную орбиту из статического положения на поверхности Луны. Советские «Луны», занимавшиеся доставкой проб лунного грунта на Землю, были избавлены от необходимости выполнять такой манёвр, поскольку они сразу выходили на траекторию полёта к Земле, разгоняясь с места до скорости, свыше второй космической для Луны.

Исходя из этого, никакой статистики по выводам автоматических или пилотируемых космических кораблей с поверхности Луны на окололунную орбиту, кроме официальной легенды НАСА, по сей день (!) не имеется. Несмотря на то, что для всех исследователей отсутствие технологии пилотируемого выхода на точную окололунную орбиту является очевидным, мы примем оценку вероятности успешного выполнения данного этапа на уровне 0,99. Надеюсь, в свете всего вышеизложенного защитники НАСА не станут утверждать, что данная оценка слишком занижена.

 Поиск, сближение и стыковка с командным модулем.

 

Смогут ли двое астронавтов, побывавших на поверхности Луны, возвратиться на Землю, если стыковка с командным модулем на орбите Луны не получится?

 

Итак, у наших героев сначала должен был состояться успешный поиск на орбите Луны, потом – серия успешных манёвров для сближения, и только потом – попытка стыковки двух пилотируемых космических аппаратов. Поскольку аналогов этим подвигам ни до, ни после рассматриваемых событий нет, мы снова вынуждены воспользоваться нашими оценками вероятности успешной стыковки на орбите Земли между двумя реальными пилотируемыми космическими кораблями в те годы, при этом считая остальные факторы абсолютно надёжными. Это значение равно 0,6.

Переход экипажа в командный модуль и его отстыковка.

 

Смогут ли все трое астронавтов начать полёт к Земле, если двум из них не удастся покинуть лунный модуль и отстыковать его?

 

Напоминаю, что по техническим условиям полёта только командный модуль способен перейти с окололунной орбиты на траекторию полёта к Земле. Если же к нему будет пристыкован лунный модуль, этот манёвр не получится – горючего не хватит!

Но перед необходимой по схеме экспедиции отстыковкой двум астронавтам нужно было покинуть лунный модуль и через люк перейти на борт командного модуля «Аполлона» сквозь помещение спускаемого аппарата. Почему я вообще заостряю внимание на этом обстоятельстве? Дело в том, что в четвёртой по счету попытке стыковки на околоземной орбите (в 1971 году!) корабля Союз-10 и станции Салют-1 произошел отказ стыковочного узла, вследствие которого переход космонавтов на борт станции оказался невозможным. Корабли 5 часов пролетели в сцепке, после чего было принято решение отстыковаться, чтобы не рисковать жизнями экипажа. Это – реальная проблема пилотируемой космонавтики, которая в те годы делала первые шаги в таких сложнейших и рискованных операциях, как стыковки-расстыковки кораблей в космосе.

По состоянию на 1972 год (когда бароны Мюнхгаузены уже якобы завершили шестикратное покорение Луны) из пяти попыток стыковок советских пилотируемых кораблей на околоземной орбите удачными оказались только три, да и то упомянутая одна из них – не полностью, поэтому переходов с борта на борт состыковавшихся кораблей было выполнено только два. Потом, конечно, статистика понемногу исправляется, проблемы решаются, технологии нарабатываются. И вот уже к началу 80-х годов постоянно совершенствующиеся «Союзы» имеют в своем активе более 20 успешных стыковок с «Салютами» разных поколений.

 

На этом фоне к началу полётов «шаттлов» к «Миру» в 90-х годах и МКС в XXI веке американцы не имели ни одной стыковки в космосе с переходами астронавтов с борта на борт, кроме лунной истории и не менее фальшивого «Скайлэба»! Как я уже раньше отмечал, никакого стыковочного узла у них так и не появилось; даже в экспериментальном порядке ничего похожего на «шаттлах» не испытывалось.

 

Таким образом, вероятность успешного выполнения рассматриваемого этапа состоит из вероятности успешного перехода астронавтов с одного космического корабля на другой после стыковки (2/3 = 0,(6)) И успешной отстыковки лунного модуля (ранее нами дана оценка на уровне 0,9412), итого 0,(6) х 0,9412 = 0,6274(6). Однако, как мы ранее условились, оценки различных неосновных аспектов мы трактуем в пользу НАСА. В данном случае предположим, что с выполнением всех штатных операций после стыковки у них никаких проблем никогда не возникало. И оценим максимальную вероятность успешного выполнения данного этапа только с учетом операции расстыковки, которую мы уже раньше определили на уровне 0,9412.

            Выполнение манёвра разгона к Земле.

 

Сумеет ли экипаж возвратиться на Землю после покорения Луны, если не удастся покинуть окололунную орбиту на командном модуле «Аполлона»?

 

Обращаю ваше внимание на то, что выполнение данного этапа состоит из следующих необходимых последовательных условий:

- точная ориентация и стабилизация командного модуля на орбите Луны,

- И своевременное включение маршевого двигателя,

- И работа маршевого двигателя на номинальной тяге положенное время,

- И своевременное выключение маршевого двигателя.

Если хотя бы одно из указанных условий не будет выполнено или при его выполнении последует технический отказ, разгонный импульс будет выполнен неправильно или не полностью. Командный модуль с экипажем не сможет покинуть орбиту Луны или же направление полёта к Земле придётся существенно корректировать, для чего согласно официальным данным горючего на борту уже не имеется.

Кроме всего этого, как было сказано раньше, разгонный импульс в сторону Земли согласно схеме экспедиции от НАСА должен быть выполнен с воистину беспрецедентной точностью. Дело в том, что после покидания орбиты Луны со скоростью свыше 2,4 км/с пилотируемый корабль, двигающийся по направлении к Земле по инерции, ускоряется до второй космической скорости для Земли, т.е. свыше 11 км/с.

Он находится в сфере действия тяготения Земли согласно данным официальной физики на протяжении 5/6 своего пути, постоянно увеличивая свою скорость, а соответственно, и кинетическую энергию. Если окажется, что этот корабль отклоняется от идеальной траектории, то корректировать направление движения уже нечем – горючее для маршевого двигателя полностью израсходовано, а мощности двигателей ориентации для решения данной задачи недостаточно.

 

Тем не менее, НАСА утверждает, что во всех 8 пилотируемых полётах к Луне, использовавших некоторое время окололунную орбиту, данный манёвр был выполнен настолько безупречно, что надобности в существенных корректировках направления полёта при приближении к Земле не было.

В данном случае у нас также нет ни одного аналогичного достижения мировой космонавтики, когда автоматическому или пилотируемому кораблю понадобилось бы покидать окололунную орбиту в направлении Земли. Поэтому оценить вероятность успешного исхода такого манёвра на примере реально существовавших аналогичных по своему предназначению систем мы не можем. Как мы уже договаривались, в таком случае мы принимаем максимально допустимую вероятность успешного выполнения данного этапа миссии, которую принимаем равной 99% или 0,99.

                                   Полёт к Земле.

 

Возможно ли успешное выполнение программы экспедиции, если во время полёта к Земле на борту командного модуля «Аполлона» возникнут технические проблемы?

 

Итак, лунные первопроходимцы согласно данным НАСА без единой технической проблемы пролетают девять раз от Луны к Земле внутри вышеописанного пепелаца. Если уж фантазировать – так по полной! Давайте представим, что таких полётов на предлагаемой НАСА технике можно удачно выполнить не 9, а 99 из 100. И оценим надёжность выполнения этого этапа экспедиции в 99% или 0,99, чтобы и в этом случае не обидеть защитников лунной аферы.

             Отстыковка спускаемого аппарата.

 

Возможно ли нормальное торможение в атмосфере Земли, если не удастся вовремя отстыковать спускаемый аппарат от командного модуля?

 

Как уже было ранее сказано, максимальную вероятность успешной отстыковки разных частей космического комплекса «Аполлона» друг от друга мы оценили в 0,9412. Игнорируя всю остальную техническую фантастику этого этапа от НАСА в смысле принятия её надежности равной единице, примем это же значение 0,9412 и на этот раз.

              Торможение в атмосфере Земли.

 

Возможно ли выживание астронавтов, если произойдёт ошибка с углом входа в атмосферу и спускаемый аппарат испытает перегрузки выше 12G или же рикошетом уйдёт на высокоэллиптическую орбиту?

 

Генерал Каманин сравнивал точность входа в атмосферу по двухнырковой схеме с точностью, «потребной для попадания в копейку с расстояния в 600 метров». В случае успеха еще совершенно непонятно, где эту капсулу искать после приземления…

 

Таким образом, способ возвращения на Землю, описанный в официальной документации НАСА, совершенно не пригоден для пилотируемой экспедиции. Я совершенно уверен, что никогда больше такой способ применяться не будет, ибо вероятность потерять экипаж при этом практически равна 100%.

 

Однако, официальная легенда НАСА гласит, что все девять пилотируемых экспедиций, которые возвращались от Луны к Земле со второй космической скоростью, успешно тормозили в атмосфере и не имели на данном этапе никаких проблем. Более того, американцы тогда не знали, что возвратившиеся после многодневного полёта в невесомости и пониженной гравитации люди будут иметь большие проблемы со здоровьем по крайней мере на протяжении первых нескольких часов после попадания в условия земной гравитации.

Вместо этого якобы только что приводняющиеся астронавты из «Меркуриев» бодро шагали по палубам авианосцев, а лунные первопроходимцы – весело смеялись и развлекались, давали пресс-конференции сразу же после возвращения с Луны.

Мне представляется, что именно этот факт, а не отсутствие лунных камней или бутафорская ракета-носитель, в первую очередь могли тогда красноречиво продемонстрировать советской стороне факты отсутствия реальных полётов НАСА в космос, вернее, их фальсификаций.

 

Тем не менее, для нашего исследования нет ничего проще, чем всякий раз соглашаться с рассказами барона Мюнхгаузена. Мы никоим образом не погрешим против официальной статистики НАСА, если примем вероятность успешного выполнения этого этапа равной 9 из 10, т.е. 9/10 = 0,9.

                        Мягкое приземление.

 

Будет ли удачным возвращение астронавтов на Землю, если не раскроется тормозной парашют в плотных слоях атмосферы или произойдёт разгерметизация спускаемого аппарата раньше времени?

 

Даже барон Мюнхгаузен догадывался, что полёты на Луну – довольно опасное мероприятие. Поэтому при возвращении на Землю с помощью верёвки у него случилась техническая проблема – верёвка оборвалась и он упал, пробив при падении огромную яму. В отличие от барона Мюнхгаузена американские астронавты вообще не испытывали никаких проблем на протяжении всей экспедиции, тем более на её конечной стадии – приземлении.

 

Но давайте посмотрим, как удавалось приземление в те годы в реальных космических полётах. На протяжении 1961-1971 годов всего было выполнено 18 пилотируемых полётов на космических кораблях серий «Восток», «Восход» и «Союз», два из которых закончились гибелью экипажей, причём не когда-нибудь, а именно на этапе спуска в нижних слоях атмосферы. «Союз-1» с Комаровым погиб по причине нераскрытия тормозного парашюта, а «Союз-11» с Добровольским, Волковым и Пацаевым – по причине несвоевременного срабатывания вентиляционного клапана.

 

Таким образом, по состоянию на конец 1972 года надёжность выполнения мягкой посадки спускаемого аппарата с экипажем, возвращаемого из космоса с первой космической скоростью, составляла 16/18 = 0,(8). Мы примем это значение и для предлагаемых НАСА посадок пилотируемых космических кораблей, возвращаемых в атмосферу Земли со второй космической скоростью, поскольку их надёжность никак не может быть выше по вполне очевидным причинам.

          Итого, который получает меньше всех.

 

 

«Лучше горькая, но правда, чем приятная, но ложь.»

Леонид Филатов

 

 

Давайте оформим результаты наших изысканий в форме простой таблицы.

 

 

Вероятности успешного выполнения этапов миссии посещения Луны по схеме НАСА

 

Описание этапа однопусковой схемы пилотируемой экспедиции

посещения Луны от НАСА в 1969-1972 г.г.

Максимальная вероятность успеха

1 Старт “Сатурна-5″ 0,94

2 Выход на околоземную орбиту 0,8(3)

3 Полёт на опорной околоземной орбите 0,84615

4 Выполнение манёвра разгона к Луне 0,6854

5 Полёт к Луне 0,(8)

6 Отстыковка командного модуля 0,9412

7 Пристыковка командного модуля другой стороной 0,6

8 Отстыковка третьей ступени “Сатурна-5″ 0,9412

9 Выполнение манёвра выхода на орбиту Луны 0,8846

10 Отстыковка командного модуля 0,9412

11 Выполнение манёвра торможения для схода с орбиты Луны 0,923

12 Мягкое прилунение 0,846

13 Выход и пребывание на поверхности Луны двух астронавтов 0,9801

14 Старт с поверхности Луны 0,9

15 Выход на орбиту Луны 0,99

16 Поиск, сближение и стыковка с командным модулем 0,6

17 Переход экипажа в командный модуль и его отстыковка 0,9412

18 Выполнение манёвра разгона к Земле 0,99

19 Полёт к Земле 0,99

20 Отстыковка спускаемого аппарата 0,9412

21 Торможение в атмосфере Земли 0,9

22 Мягкое приземление 0,(8)

Итого (произведение): 0,050784

 

 

Как говорят в народе, танцевали-веселились, подсчитали – прослезились…

 

Максимальная вероятность успешного завершения пилотируемой экспедиции на Луну по предлагаемой НАСА однопусковой схеме на ракетно-космической технике образца 60-х годов XX века составляет не более 5%.

 

Это означает, что успешно завершить такую экспедицию можно лишь один раз из двадцати, даже принимая заведомо завышенные значения надёжности каждого её этапа. Но если смотреть правде в глаза, эта общая вероятность – не больше 0.1%, о чём случайно проговорился в своих мемуарах генерал Каманин.

Даже если принять вероятность успешного выполнения экспедиции на Луну равной 5%, какова вероятность совершить шесть удачных попыток подряд?

0,05^6 = 0,000000015625

 

Насколько я знаю, до сих пор никто не публиковал строгого математического доказательства невозможности выполнения данных экспедиций. Такое доказательство – перед вами.

 

В начало.

Категория: Американцы на Луне. | Добавил: aaa2158 (07.03.2020)
Просмотров: 139 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar